Легко ли быть отцом?

Трудно ли быть папой?

«Ты будешь папой!» — это новость вызывает у большинства мужчин довольно противоречивые чувства. С одной стороны, они гордятся тем, что станут отцами, но с другой стороны, новая роль и обязанности пугают их. Изменения, которые теперь происходят в организме любимой женщины, не доступны им. Поэтому часто мужчинам довольно трудно приспособиться к новой ситуации.

Но не бойтесь: каждый будущий папа в начале должен найти себе собственное место при маме и ребенке. Кто-то может сориентироваться довольно быстро, и сразу начнет болтать с животом, другой с воодушевлением будет греть бутылочки, когда ребенок уже появится на свет. Оба варианта хороши. Главное, чтобы папа не отстранялся и не становился молчаливым наблюдателем – потому что не хочет нарушать свой душевный покой и мало знает о ребенке или из большого уважения к интимным отношениям матери и ребенка. Детям папа нужен с самого начала!

Чем раньше папа принимает участие в повседневной жизни малыша, тем лучше, потому что папа выполняет важные обязанности: он помогает партнерше и поддерживает ее – а от этого и ребенку хорошо. Кроме того, физическая близость папы с ребенком необходима для здорового развития малыша. Прекрасно, если с самого начала семья становится сыгранной командой. Как в спортивной команде, родители с самого начала должны распределить обязанности: кто за что отвечает и когда необходима согласованность действий.

Беременность

В начале мужчины часто чувствуют себя исключенными. Причина отчасти в том, что в первые недели женщины сами замыкаются в себе, потому что им необходимо привыкнуть к своему «интересному положению». Но это не означает, что они больше не нуждаются в нежности и ласках. Напротив: им необходим заботливый партнер, который приносит завтрак в постель или готовит другие приятные сюрпризы.

Однако, ко всему прочему, мужчины должны подумать и о себе, разобраться в себе. Кто же не начнет беспокоиться, думая о своих собственных родителях или об ошибках, которые он может совершить в роли папы?

Потребность оборудовать комнату для будущего малыша, говорить с животом и сопровождать любимую на ультразвуковые обследования – последствия этого внутреннего решения стать хорошим отцом. Именно этот первый взгляд на ребенка в животе облегчает многим мужчинам подход к малышу. Удары маленького сердечка и картинки на экране – очевидное доказательство, что малыш существует.

Ультразвуковое обследование

Особенно ощутимой для мужчины беременность женщины становится в последние месяцы перед родами. Малыш так толкается и боксирует стенку живота, что удары и движения можно прочувствовать снаружи. Каждый раз мужчину завораживает, когда ребенок начинает «стучаться» и внезапно успокаивается, если положить руку на живот. Есть папы, которые играют с ребенком или поют ему каждый вечер колыбельные. Другая возможность – пройти курс по гаптономии: это приемы, с помощью которых родители могут привлечь внимание ребенка в животе и вступить с ним в контакт.

Подготовка к родам

Чем ближе роды, тем чаще мужчины задают себе вопросы о будущем. Как я справлюсь с малышом? Кто встает ночью, если он начинает кричать? Во время подготовительных курсов вопросы и сомнения будущих пап тоже принимаются во внимание. Кроме того, пап научат делать массаж, с помощью которого можно облегчить женщине предродовые боли, расскажут о правильной технике дыхания во время схваток.

Естественно, мужчинам совершенно необязательно присутствовать в родильной палате. Но пережитые вместе роды – естественное событие, которое необыкновенно сближает родителей. Кроме того, мужчина, который «пережил» роды, может потом говорить об этом с друзьями и родственниками, а также и с собственной женой.

На гневное: «Ты и понятие не имеешь, через что я прошла с этим ребенком!» — он сможет реагировать чувствительнее и конструктивнее. И тот, кто присутствовал при рождении ребенка, может подарить свои воспоминания маме. Ведь мама, возможно, была настолько измучена, что больше ничего не замечала…

Папа всеми силами

Это не только женские обязанности: папа должен в любом случае проводить много времени с малышом, носить его, пеленать и кормить. Просто необходимо, чтобы мужчины играли с ребенком. Папы это делают с большим удовольствием, они чувствуют себя увереннее, чем женщины, подбрасывают малыша повыше, ведут себя более дико. Это способствует умственному и физическому развитию ребенка.

Также и забота о партнерше очень важна, потому что все хорошее, что папа делает маме, положительно влияет на ребенка. И ни одна женщина не может непрерывно работать, без того чтобы семья не страдала. Поэтому важно, чтобы папа иногда один оставался с ребенком и самостоятельно присматривал за ним. Именно так он построит с малышом независимые и крепкие отношения. Вместо того, чтобы завидовать тесной связи мамы с ребенком, папа может пускать в ход свои козыри – для хорошего настроения в семье:

  • Будьте пресс-секретарем своей жены. Отвечайте на звонки родственников, друзей и знакомых. Вы – дипломатический представитель, ответственный за связи с общественностью.
  • Предложите своей партнерше соглашение, как только она оправится от родов: домашние обязанности в обмен на секс. Неожиданно, но действует!
  • Протестируйте свою музыкальную коллекцию: под какую музыку ребенок лучше всего засыпает?
  • Коляска неисправна, сломался прибор для разогревания бутылочек? Сейчас же решите эти проблемы. Неисправная логистика действует на нервы.
  • Каждый день спокойно разговаривайте со своей партнершей. Потому что взаимопонимание взаимоуважение – сущность вашего нового существования в роли родителей.

Легко ли быть отцом?

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 257 270
  • КНИГИ 589 871
  • СЕРИИ 21 963
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 548 484

Легко ли быть папой

Легко ли быть папой?

Мужская доля. Вместо предисловия

Расписание поступков на завтра

Совсем другой человек

Смелость быть самим собой

Смотреть и видеть

В поисках истины

Не ради похвалы

Еще раз про любовь

Педагогический опыт мам обобщается и распространяется во многих рассказах, очерках, радио- и телепередачах. А опыт пап? Он настолько малR пропагандируется, что его как бы не существует.

В книге рассказывается невыдуманная история об одном начинающем отце, его успехах и просчетах в семейной педагогике

О воспитании, как и о любви, книг написано много. Видимо, потому что между тем и другим — прямая связь. Ведь венец любви — рождение нового человека.

Правда, как однажды заметил один мой знакомый, у которого растет беспокойный сын, венец этот время от времени становится терновым. Причем для обоих родителей.

Однако когда заходит речь о воспитании, папе почему-то отводят вторую или даже третью роль. Главной же оказывается мама.

На первый взгляд справедливо — она чаще общается с ребенком. Кроме того, ее, работающую, обремененную заботами о близких, о завтраках и ужинах, о чистоте в квартире и, наконец, о собственной прическе, можно без тени иронии назвать подвижником. Особенно в сфере домашнего труда.

Мамам при нынешних темпах жизни действительно приходится трудно. Но разве можно вслед за этим утверждать, как это делают многие, что папам легко?

Пап часто критикуют в статьях-раздумьях о воспитании за то, что они тратят досуг на домино, рыбалку, ремонт собственного автомобиля, а не на семейное общение. Их изображают в газетных разделах «Улыбка» отгороженными от домашнего мира этой самой газетой. Но давайте задумаемся, не скрываются ли за этими «улыбками» «невидимые миру слезы»?

Может быть, спрятавшись за газетный лист, папа молча подводит итоги очередного поражения на поприще родительской педагогики и отчаянно ищет выхода из критической ситуации?! И, не найдя его, бежит от семейной действительности в «домино», на рыбалку, под сломавшийся автомобиль.

Попробуем непредвзято взглянуть на создавшееся положение: педагогический опыт мам обобщается и распространяется в проникновенных рассказах, очерках, радио- и телепередачах, даже в песнях. А опыт пап? Он настолько мало пропагандируется, что его как бы не существует.

Перенять мамин опыт папы, как известно, не могут -у них в общении с детьми своя специфика. К тому же подавляющее большинство .женщин в учительских коллективах, в среде воспитателей (от детского сада- до рабочего общежития) уже наметили в педагогической работе крен, называемый феминизацией. Можно ли допускать его и в семье?!

. Несколько лет подряд я бывал в обществе одного молодого папы, который делал все, чтобы не допустить такой крен.

Человек несколько педантичный и в то же время увлекающийся, он все значительные события в первые годы жизни ребенка заносил в дневник.

По этим записям можно проследить, как папа, попадая в непредвиденные ситуации, обнаруживает: мало лишь знать основные положения науки о воспитании, цитировать Макаренко и Сухомлинского. Нужно еще научиться строить свои отношения с маленьким, быстро меняющимся человеком.

То, что так ясно и просто рисовалось в воображении до рождения ребенка, с его появлением стало поворачиваться неожиданной стороной: импульсивные порывы растущего человека сменялись апатией, а столь милое родительскому сердцу послушание — приступами упрямства.

Трудные вопросы возникали на каждом шагу: что заставляет ребенка поступать наперекор взрослым? Можно ли считать нормальным бесконфликтное детство? Как, формируя непреклонный характер, научить состраданию? Мешает или способствует «допинг самолюбия» полному развитию творческих способностей? Умеем ли мы в детях любить не только собственное отражение, а еще и своеобразную неповторимую личность?!

Папа искал ответы. Ошибался. Делал нечаянные открытия.

Путь к родительской педагогике оказался очень нелегким.

Я уговорил своего знакомого поделиться опытом, отнюдь не всегда удачным, но в каждом случае по-своему полезным, с другими папами (а заодно и с мамами). Подготовил его записи к печати, дополнив их некоторыми своими наблюдениями.

Правда, опыт этот не для применения, нет. Для сопоставления. Для раздумья. Для поиска собственного варианта. Ведь не бывает одинаковых семей. И все молодые папы и мамы, воспитывая маленького человека, всякий раз по-своему переживают это труднейшее и, как впоследствии оказывается, счастливейшее время.

Время душевного и нравственного обновления.

О родительских надеждах

и первых сюрпризах

В холле ожидания-тишина. В открытую форточку слышно, как на улице, за двойными стёклами высоких окон, разбиваются об асфальт капли тающего на крыше снега.

Наконец, с оглушительным стуком распахиваются фанерные дверцы окна для передач. Девушка в белом халате называет мою фамилию. Подхожу. Встречаю проницательно-испытующий взгляд.

— Кого ждете?-спрашивает, улыбаясь.

Интересно, который раз она проводит этот маленький эксперимент?!

Ну, понятно, ответ чаще всего бывает именно таким, иначе ее лицо не поскучнело бы почти мгновенно.

— У вас дочь, — сообщила она.

И зачастила привычной скороговоркой: рост. вес. самочувствие.

Прихожу в себя на улице. Так отчетливо представлялся сын, катающий на полу заводной автомобиль. А тут — дочь. То есть в перспективе — платьица, оборки, куклы, капризы, кавалеры, родительские опасения, Дворец бракосочетания, новый паспорт и-внук (катающий автомобиль) с чужой, неизвестной мне пока, фамилией.

Нет, я, конечно, рад. Ощущение праздничности постепенно заполняет меня. Каких-нибудь пятнадцать шагов к телефонной будке, и я полностью осознаю случившееся: я-отец! Смешно, если смотреть со стороны, но я преисполняюсь гордостью. Как эта перемена важна, оказывается, для человеческого самоутверждения.

Набираю номер. Трубку тут же снимает Максим Петрович.

Поздравляю его с внучкой и слышу, как у него гаснет голос. Его сменяет Вера Ивановна. Она шумно радуется, кричит: «А дедто внука ждал. «

Немногословный и рассудительный, он однажды проговорился, что купил внуку этюдник — решил пристрастить его к своему увлечению. Вера Ивановна готовилась к ожидаемому событию по-своему: покупала «приданое», разглядывала и постоянно твердила дочери: «Ты не сиди, ты гуляй!» По вечерам на кухне пускалась в воспоминания — как ездила картошку копать, хотя и была в положении. Соседка-подселенка баба Глаша пронзительным голоском вторила ей:

— Года-то были послевоенные, тяжело жилось, не то что нынче, все кругом балуют детей.

— Они не забалуют, — насмешливо кивала в нашу с Валей сторону Вера Ивановна. — По книжкам собираются воспитывать.

Это наш дискуссионный конек. Вера Ивановна считает: двадцать лет работы в школе (ведет младшие классы) дают ей право с недоверием относиться к частым в последнее время разговорам и публикациям о воспитании. По ее мнению, они вносят только лишнюю нервозность в работу учителей.

— Уроки для ребенка — это работа, — говорит она, — а не развлечение.

— Нужно эту работу сделать увлекательной, — убеждали ее мы, — иначе принуждение лишит ребенка способности самостоятельно думать и действовать.

— Страх они должны иметь, — вклинивается в разговор баба Глаша. — А ежели нет у детей страха перед учителями и родителями, то и ведут они себя плохо.

Легко ли быть отцом ? Советы будущим папам

Если материнство заложено в женщин природой, то отцовство – это тяжёлый мужской труд, наполненный спотыканиями и достижениями. Для мамы смена подгузника и часовые убаюкивания являются обычным делом, для папы – это равносильно подвигу космонавта. Подобный факт не говорит о мужской примитивности, просто им сложнее даётся уход за детками, хотя отремонтировать детскую кроватку или игрушки папе будет гораздо легче. Как говориться: каждому собственный талант.

Адаптация отцовства

Мужская половина человечества может с лёгкостью защитить семью, быть кормильцем, починить любые поломки и принимать серьёзные решения. Осознания ответственности за жизнь и здоровье крохи – для отца непосильный труд. Многие новоиспечённые папы даже боятся брать новорождённых на руки, не говоря уже о кормлении из бутылочки или пеленании.

Женщинам необходимо терпеливо относится к адаптации чувства отцовства у любимых мужчин и всячески помогать им в этом.

    Нельзя заставлять взять ребёнка на руки, пока мужчина психологически не будет готов к такому ответственному шагу. Некоторым папам необходимо больше времени для осознания того, что на них лежит большая ответственность за маленького человечка.

Для мамы детский плач – райская музыка, для пришедшего с работы мужчины такая мелодия воспринимается, как адское мучение. Не «пилите» мужей нотациями о недостаточной любви к малышу, просто дайте ему отдохнуть и прийти в себя после тяжёлого рабочего дня.

Опустите на последний пункт переодевание подгузника, эту процедуру мамочка может выполнить собственными силами. Гораздо важнее научить кормлению из бутылочки, на случай маминой головной боли или сильной усталости.

Хотите дать урок пеленания отцу семейства – начинайте процесс до рождения крохи. Неплохим способом является тренировка на куклах. Многие мужчины так оттачивают мастерство пелёночного дела, что в дальнейшем делают это лучше матерей.

  • Отличной подготовкой к отцовству будет посещение детских площадок, чтение специальной литературы и просмотр материала по уходу за детьми. Главе семейства необходимо минимально представлять сложности статуса родителя.

  • В принципе, 90% отцов успешно могут стать профессиональными няньками для собственных крох и незаменимыми помощниками для мамочек.

    Папа, папочка, папуля!

    Рождение девочки будет постепенно развивать у отца чувство нежности и беспредельной заботы. Рождение мальчика вызовет чувство гордости и самоуверенности. Пол ребёнка – не главный критерий любви. Не бывает нежеланных детей, бывают глупые родители. В процессе развития крохи, огорчение по поводу пола малыша отходит на задний план и важным становится только здоровье детей и воспитание.

    Чему должен научиться папа и к чему должен быть готов

      Чаще слушайте плач детей – это поможет в дальнейшем не сойти с ума и не нервничать при каждых ночных криках младенца.

    Научитесь варить кашу и кипятить бутылочки — и папам пригодится, и мамы будут рады.

    Будьте морально готовы к помощи по уходу за маленьким, женщине после роддома необходима мужская рука и поддержка.

  • Укрепляйте собственное терпение по отношению к матери и ребёнку, особенно на первые 6 месяцев.
  • Если мужчина умеет половину из 10 необходимых действий – он уже герой!

    Детям жизненно необходим папа и его забота. Наличие внимательного и любящего отца, делает юных созданий более уверенными и успешными во всех детских начинаниях. Родителям надо полностью осознавать меру ответственности, чтобы не навредить собственным малышам. Успехов будущим папам!

    Стать отцом совсем легко. Быть отцом, напротив, трудно

    «Папа может, папа может, всё что угодно!»… Задорно распевая припев знакомой песенки, мы часто не задумываемся, а что же может современный папа? В чем его отличие от мамы, и так ли уж важен авторитет отца в современном воспитании подрастающего поколения?

    Если приглядеться к современным родителям, то в чем их отличие? Мама и папа ходят на работу, могут зарабатывать примерно одинаковое количество денег, одинаково уставать, могут даже на работе выполнять похожие функции… Часто можно наблюдать уход отца на больничный вместе с ребенком, даже мужчина, находящийся в отпуске по уходу за новорожденным для нас теперь не нонсенс. Так в чем же разница?

    Интересно, что в славянской культуре первое место в воспитании ребенка, как девочки, так и мальчика, отводится матери. Она и врач, и кормилица, и поилица, и утешительница. Отцу отводится роль добытчика и защитника, но никак ни воспитателя. Да, по мере взросления детей отец подключается к воспитательному процессу. Особенно это касается мальчиков, когда папа учит ремеслу, рассказывают про особенности охоты на того или иного зверя, учит отражать атаки неприятеля, но основная роль в воспитании детей лет до 9-10, все-таки принадлежит женщине. В восточных семьях всё по-другому. Если у ребенка только мать, то он считается сиротой. Родитель – мужчина –помогает в становлении ребенка: сыновей с малых лет он учит быть мужественным, а дочери от отца учатся тому, как в будущей семейной жизни вести себя с сильным полом.

    Одной из примет нашего времени давно стала феминизация, т.е. преобладание женщин во всех сферах, активно формирующих личность. Последствием стало то, что женщина теперь может многое, кроме одного – быть мужчиной.

    Нынешних мужчин стало модным ругать. Они воспитаны в атмосфере утраты отцовского авторитета, их инфантильность приводит к тому, что дети растут практически без отца. Неучастие отца в воспитании — большая беда нашего времени, потому что матерям отцовская роль не по силам.

    Поэтому особенно важно понять, что отец и мать, папа и мама — два самых родных и самых важных человека в жизни каждого ребенка. И если роль мамы всем понятна, то роль папы часто не осознаваема, не понятна и, к огромному сожалению, часто сводится лишь к наказаниям в жизни маленького человечка. Или, наоборот, у современных семей сложился ошибочный стереотип: отец должен только добывать финансовые средства, содержать семью, оплачивать все желания, потребности и брать на себя все семейные расходы. И ребенок чуть ли не с рождения слышит от матери фразу: «Папа устал на работе, не мешай ему».

    Существует устоявшийся стереотип, что для развития малыша главной является связь матери и ребенка. Но, оказывается, общение ребенка с папой не менее важно для полноценного формирования личности. Так почему же роль отца обычно считается второстепенной?

    Легко ли быть отцом.

    Идеальный отец глазами ребенка

    Итак, мы открываем первые страницы «папиной» половины книги. Но это не значит, что женщинам неинтересно прочесть, что здесь написано. Напротив, как я уже говорил, деление на «папину» и «мамину» половины книги довольно условно и шутливо, поэтому каждому заботливому родителю, независимо от своей половой принадлежности, я бы рекомендовал прочитать обе половины книги. Но акцент здесь все же будет сделан именно на роли отца в жизни ребенка и взаимоотношениях между папой и его детьми. Мамам знать об этом будет не менее полезно, чем самим папам.

    А начнем мы с того, что попробуем представить себе идеального мужчину (если, конечно, такие бывают). И хочется думать, что идеальный мужчина — это не только тот, кто вовремя выносит мусор и забивает в нужном месте гвоздь, а это еще и, в первую очередь, идеальный отец для своего ребенка. Легко ли стать таким папой?

    Мечтать не вредно

    Давайте попробуем вспомнить, какого мужчину рядом с собой мы мечтали видеть, когда сами были детьми. Каким вам виделся идеальный отец, дедушка, может быть, старший брат? Должен ли он был являть собой образец строгости, пример «настоящего» мужчины, сильного и духом, и телом, которому так хотелось подражать, на которого так хотелось быть похожим. Или вы хотели видеть рядом с собой заботливого и ласкового мужчину, не чурающегося ваших детских занятий, капризов и ласк, уделяющего вам достаточно времени. А может быть, идеальным с вашей — тогда еще детской — точки зрения, был бы такой папа, который сочетал в себе одновременно лучшие мужские качества — силу, добродетель, умение обращаться с женщинами, непоколебимость, и вместе с тем умение заботиться о вас, быть не только главой семьи, но и добрым другом, товарищем по играм, человеком, готовым со всей серьезностью отнестись к вашим детским заботам, тем, кому можно довериться без страха быть осужденным или высмеянным.

    В детстве многие из нас часто фантазировали и о том, какими сами станем отцами — будем ли мы похожими на своих пап или станем совсем другими. Если мы гордились своим родителем — мы хотели стать таким же, как он. Но если отец казался нам злым, слишком строгим или просто нехорошим человеком, мы клялись, что никогда не будем похожими на него. Мы были уверены в том, что никогда не поднимем руку на своего ребенка, не станем ни за что его обманывать или унижать. Мы действительно хотели стать идеальными отцами, когда вырастем, в пример или в противоположность собственным отцам.

    Но то время прошло, мы повзрослели, и многие идеалы нашего детства попросту забылись. Может быть, когда мы стали по ту сторону баррикад и обзавелись собственными детьми, пришло время вновь их вспомнить и примерить на себя. А для этого задумаемся, о каком отце могут мечтать все без исключения мальчики и девочки.

    Мужчина его мечты…

    Он — наш сын, мальчик, такой, каким когда-то были мы сами. Так какой же мужчина ему необходим? О каком отце он мечтает?

    Долгое время принято было считать, что мальчишке необходима строгость и дисциплина, исключающая излишнюю нежность и снисхождение к детским промахам, — только так они вырастут сами настоящими мужчинами. Следуя этой педагогической стратегии, отцы боялись лишний раз проявлять свои чувства по отношению к сыновьям, лишь бы не воспитать из них «девчонок». Наказывали мальчиков сурово. Порка ремнем и профилактический подзатыльник считались лучшим средством воспитания будущего мужчины.

    Однако, как показывают современные исследования, полноценные мужчины как раз вырастают из тех мальчиков, отцы которых не злоупотребляют спартанскими методами воспитания. Когда мужчина не стесняется быть заботливым и нежным отцом, ребенок вырастает уверенным в себе человеком, способным проявлять чувства в отношении близких людей. Это не исключает строгости и дисциплины в воспитании сына, которая поддерживается методами, не унижающими и не оскорбляющими личность мальчика.

    Любому мальчику нужен отец, умеющий демонстрировать ему свою любовь и ласку, уважающий его личность, помогающий сыну стать дисциплинированным и научиться управлять своим поведением. Кроме того, конечно, каждый мальчишка мечтает о таком отце, который бы уделял ему как можно больше своего внимания и посвящал в такие традиционно «мужские» занятия, как работа в гараже, походы, рыбалка, спорт. Разве не о таком отце мечтали вы сами?

    Мужчина ее мечты…

    Она — наша дочь, девочка, чей отец — не просто родитель, но и первый пример мужчины, на который, возможно, она будет потом ориентироваться, выбирая себе спутника жизни. Каким же должен быть этот пример? О каком отце мечтает каждая девочка?

    Нередко отцы теряются, оставаясь один на один со своими дочерями. С сыном всегда проще, ведь с ним вы одного, «мужского племени». А как быть с дочерью и со всеми ее заколками, платьицами, бантиками и куколками Барби? Разделение по принципу «отец с сыном, мама с дочерью» существует во многих семьях, где воспитанием дочери занимается исключительно мама.

    Но любой девочке отец необходим не только как фон или имя в графе «мои родители» в школьной анкете. Ей хочется видеть рядом с собой отца, который бы подавал ей пример поведения настоящего мужчины, мог обсуждать с ней важные для нее вопросы и проблемы, но при этом не вмешивался в ее отношения с противоположным полом. Но это чуть позже.

    А пока девочка маленькая, она ждет от отца обычного внимания, теплоты, участия в своих играх и занятиях. Она мечтает о таком отце, который стал бы для нее интересным собеседником и другом, помощником в учебе и проводником в мир за пределами маминой юбки.

    А судьи кто?

    Дети — лучшие судьи взрослым. Их оценки категоричны, но они не слишком требовательны. Усвоив с пеленок, «что такое хорошо, что такое плохо», теперь они сравнивают себя с вами. И будь то мальчик или девочка, их ожидания и требования к отцу очень схожи.

    Когда 4–6-летних малышей психологи спросили о том, каким должен быть хороший отец, их ответы были просты. Маленькие эксперты уверены, что хороший папа — это тот, «кто никогда не дерется; не хлопает дверью; кормит, если нет дома мамы; стирает и помогает маме; читает сказки и поет песни; целует перед сном; одевает и вообще помогает другим людям; любит маму и… не ворует»! В противоположность этому, плохой отец, глазами детей, — это тот, кто «гонит спать; бьет; не накормит без мамы; не приходит вовремя домой; не читает сказки; дерется и не любит маму».

    Как видно из ответов малышей, независимо от пола у каждого из них есть потребности в любви и защите, в признании и уважении, в заботе и в совместном с мужчиной досуге. То же можно сказать и о 15-летнем ребенке: эти важные потребности детской души остаются главными в общении с отцом и ребенку нужен такой мужчина, который бы помогал их реализовать.

    Конечно, в дошкольном возрасте потребность в общении с отцом проявляется как желание играть вместе в интересные игры, «дурачиться», читать сказки и просто гулять. В подростковом возрасте возникают желания иногда побыть с отцом рядом; уважительно, по-взрослому поговорить о самом главном, обсудить свои насущные проблемы, довериться и получить поддержку. «Идеальный отец должен быть всегда рядом, ну… если и не всегда, то хотя бы три раза в неделю! Ходить на мои соревнования, поддерживать меня, помогать в учебе, рассказывать интересные истории. В том числе говорить со мной и о сексе. Он не должен выпивать. Наверное, такой отец должен быть еще и другом, с которым запросто можно поговорить о своих проблемах», — так размышлял один мой знакомый 15-летний подросток о том, каким должен быть настоящий отец. Этому мальчику повезло, у него именно такой отец, о котором другие могут только мечтать.

    Интересно, что подростки очень многое склонны прощать своим отцам — их занятость на работе, невнимательность и принципиальность. Но при этом для каждого подростка важно, чтобы он мог доверять своему отцу и чтобы отец доверял сыну или дочери, стремился понять его интересы, поверить в его силы и поддержать в случае неудачи.

    К сожалению, есть дети, которым вместо отца нужен «денежный мешок». Вероятно, так сложилось, потому что отцы с самого начала не пытались стать нужными своим детям в плане общения, совместного досуга, не задумались вовремя о том, какими их хотят видеть дети. В результате некоторые папы посчитали, что их главная функция в семье — это зарабатывание денег, а все остальное — забота мамы. Такие папы сами обесценили собственную роль в жизни детей и стали нужны им только в качестве источника денег и других материальных удовольствий.

    Поэтому прислушивайтесь к пожеланиям своих детей, вспоминайте собственное детство и свои идеалы настоящего отца — это будут верные ориентиры на пути к родительскому совершенству, которому, как известно, нет предела.

    Легко ли быть папой (размышления одной мамы)

    13-е число даром, что было воскресеньем, все же не задалось с самого утра — мы с мужем поссорились, впервые за пять лет брака и раз, наверное, третий за восемь лет знакомства. На повышенных тонах, размахивая руками, мы излагали свои претензии друг другу, абсолютно не слыша слов и прикрывая накопившиеся проблемы попавшейся под руку темой «жена и автомобиль». Высказав все, на остаток дня оба погрузились в молчание.

    Утром, которое вечера, как известно, мудренее, я попыталась поразмышлять, что же такое быть папой, зная, что быть мамой довольно непросто. «Папа может все, что угодно» — это всем известно еще из детской песенки. Молодой, современный папа еще и очень хочет все успеть и сделать все просто «супер». Он презирает идею домостроя о том, что дети — это женское, а мужское воспитание — это ремень при необходимости; хочет помогать жене и быть близким с собственным ребенком, знать, что происходит в его душе. Отрадно, что такие папы в наше время встречаются достаточно часто.

    Наш, например, помимо работы получает второе высшее образование, начатое еще до появления малышки, занимается закупками всего необходимого для дома и семьи, аккумулированием и распределением финансовых потоков. Только папа у нас ежедневно купает крошку и стрижет ей ногти, а она в обязательном порядке дожидается его вечером, чтобы немного побузить и рассказать о том, как прошел день. В выходной он читает дочке Шекспира и Пушкина и развлекает фортепианными фантазиями. И так у нас идет десятый месяц.

    Почему же тогда я не испытываю угрызений совести за то, что начала эту воскресную ссору, набрасываясь с претензиями на идеального вроде бы супруга? Откуда упреки и взаимное непонимание? Нашла несколько тому причин:

    • с появлением ребенка мужчина берет на себя дополнительную ответственность за семью, ее благополучие, за взаимоотношения с так называемым «внешним контуром» семейного мира; любая ответственность подразумевает власть, ее укрепление и расширение полномочий. Здесь очень легко перейти грань и начать не управлять делами семьи, а командовать домочадцами, что последним, конечно, не по вкусу;
    • осваиваясь в новой роли отца, он настолько может увлечься, что забывает о своей роли мужа и воспринимает жену в основном как мать малыша. Мы же (мамы) часто помогаем мужьям в этом, а потом удивляемся: «а где цветы?». На самом же деле оба хотят быть и интересными друг другу и хорошими родителями, предполагая, что вещи это несовместимые;
    • банально уставая на работе, папа дома хочет сытный ужин и немножко ласки, а тут мама, дождавшись, наконец, присутствия аудитории, высказывает все, что накопилось. Ее, в общем, тоже можно понять, ей тоже хочется расслабиться, но она «на посту» все 24 часа в сутки;
    • сидя дома с малышом, мама поглощена детско-домашними проблемами и немного отстает от активной жизни за пределами оного. Папе, в общем, обсуждать новые застежки на памперсах кажется странным, когда в мире все так неспокойно. Приходится напоминать ему еще раз о том, что раз кандидат наук жарит ему картошку, то взглянуть на предметы детской гигиены с научной точки зрения тоже вполне естественно;
    • папа переживает, если достижения ребенка прошли без него, и он заметил их последним. Муж боится, что малышка вырастет и будет далека от него, как он от своего отца, который мало имеет общих тем с выросшим сыном, но до сих пор считает, что дети растут сами, «как травка у забора»;
    • папе приходится «держать оборону» и против родственников, слишком рьяно поучающих молодых родителей уходу и воспитанию, да и жизни вообще. А так как мама ограничена в круге несемейного общения, то кажется, что ее позиции слабеют и папа чувствует себя одиноким борцом за спокойствие домашнего очага.

    Пришла я в результате к выводу, что у папы тоже полно разнообразных психологических и бытовых трудностей, хотя у него нет (по крайней мере, так принято считать) ни послеродовой депрессии, ни кризиса первого года и т.п. Вечером задаю мужу вопрос, как же он сам думает, какие у него появились трудности в связи с обретением статуса отца? Удивительно, но сам он считает, что проблема одна — пребывание мамы дома «в собственном соку» и отсутствие другой аудитории для обсуждения текущих проблем. Показываю ему вышеизложенный список, глаза округляются по мере продвижения по тексту: «Я командую?», «Я боюсь?» и т.п. Обсуждаем все по пунктам, смеемся, представляя ситуацию гротескно и комически, и, наконец, переходим к научным аргументам появления данной проблемы в семье и известным на данный момент способам ее преодоления.

    С тех пор вроде бы ничего не изменилось, живем, работаем, растет малышка. Просто мама иногда в ответ на папины командирские замашки не обижается где-то там, про себя, а говорит, смеясь, — «Слушаюсь, господин Указатель», и всем тоже становится смешно. Просто если папа, придя домой, обнаруживает усталую и озабоченную маму, он спрашивает первым делом — «Как дела у девчонок, что новенького на рынке памперсов?», и всем весело. Просто иногда в выходной они бросают все дела и втроем едут в ресторанчик или, может быть, в парк «Монрепо» в 90км от города. Просто. все оказывается просто, если понемногу учиться разговаривать и слушать друг друга.

    «Онажемать»: легко ли быть отцом-одиночкой

    3 августа 2015

    Мы с удовольствием смотрим за отцами-одиночками на экранах, если это Тим Рот в сериале «Теория лжи» или Натан Филлион в «Касле». Однако в реально жизни проблемы подобных семей как-то замалчиваются. Притом, что трудностей у одиноких родителей мужского пола вполне хватает: отцам сложнее отстоять ребенка в суде, кроме того, они лишены многих видов государственной поддержки. Да и воспитание детей обычно для мужчины лишь второстепенная социальная роль. Добытчик — да. Защитник — да. Пропойца, который уходит за хлебом и не возвращается — даже это воспринимается уже более или менее привычно. Но вот к отцу-одиночке, который может полноценно воспитывать детей, общество, похоже, пока не очень готово.

    «Почему становятся отцами-одиночками? Ответ вроде бы на поверхности: из-за разных жизненных ситуаций, но корни этих ситуаций уходят в наше понимание мужского и женского. В психоанализе понятие мужской и женский пол — это не биологические признаки. Это психическая позиция субъекта, которую он занимает в зависимости от ситуации. То есть, по биологическим признакам мужчина может занять как мужскую позицию, так и женскую. Проблемы у одиноких отцов те же самые, что и у мам-одиночек: нехватка времени, денег. Но здесь нужно отметить, если мужчина зашел с «женской позиции», то все эти проблемы не будут для него сложными», — рассказывает психолог-психоаналитик Марина Саратцева, специалист психотерапевтической клиники «Анима».

    Так или иначе, в ситуацию «родителя-одиночки» и мужчина, и женщина попадают по одними тем же причинам: развод, смерть супруга или утрата супругом родительских прав. Как сообщили в министерстве социального развития Новосибирской области, на 1 июля 2015 года в Новосибирской области проживает 1390 одиноких отцов — не так чтобы и мало. Причины, по которым мужчины оказываются в таком состоянии, становятся все более разнообразными. Например, все чаще женщина может оставить детей отцу, если они мешают ей строить карьеру или делать бизнес. Также частенько бывает, что ребенок для женщины является инструментом манипуляции: она родила, чтобы выйти замуж, привязать к себе мужчину. И вот когда мужчина для такой женщины теряет свою ценность в качестве мужа, или возникают трудности, которые оказываются больше, чем выгоды замужества, то манипуляторша легко исчезает из жизни ребенка.

    Болезни также могут стать причиной появления новых отцов-одиночек. Мужчины чаще, чем женщины, принимают решение о расторжении брака и воспитании ребенка самостоятельно, если жена нездорова психически. Женщина обычно сохраняет брак и больной супруг просто становится «старшим ребенком» в семье.

    Ну и, в конце концов, сейчас всё больше мужчин при разводе настаивают на своем праве воспитывать детей.

    «Трудности, с которыми отцы сталкиваются при воспитании ребенка можно разделить на несколько категорий. Главная трудность — правовая, в законодательстве нет статуса отца-одиночки. Отсутствует не только государственная программа их поддержки, но они лишены многих прав, которыми обладают одинокие матери. Отцы лишены прав на детские пособия, у них нет доступа к обязательному бесплатному обучению ребенка в ВУЗе, в спортивной и художественной школах, нет льгот на отправку ребенка в детский летний лагерь и на школьные обеды, они лишены прав на “Материнский капитал”. Алименты с матери ребенка взыскать практически невозможно», — говорит психолог и психотерапевт Мария Кудрявцева.

    Впрочем, какие-то небольшие льготы отцы получить могут. Но для этого нужно, чтобы такого отца признали нуждающимся в соответствии с Федеральным законом «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации». Для этого нужно еще написать заявление на социальные услуги. На территории Новосибирской области для одиноких отцов (как и для одиноких матерей) предусмотрена выплата ежемесячного пособия в повышенном размере 478,31 руб.– на ребёнка. Кроме того, действуют также общие льготы для многодетных семей. Из 1390 многодетным является 121 отец. На такие семьи распространяются все меры социальной поддержки, предусмотренные законодательством для многодетных семей.

    Еще одна трудность — социальная: общество все равно лояльнее относится к матерям-одиночкам. Например, для них в аэропортах и вокзалах есть «Комната матери и ребёнка». Женщину с ребенком на руках пропустят без очереди, отнесутся к ней снисходительно. В споре за место проживания ребенка суд отдает предпочтение матери. Отцу же приходится доказывать своё право на воспитание детей. Единственное, что вводит одиноких отцов в защищенную законом группу — это трудовое законодательство. Благодаря ему становится возможным распространение на одиноких отцов льгот и гарантий в области трудовых отношений, предусмотренных для матерей-одиночек.

    Однако сами мужчины не очень-то надеются на помощь государство. Мы выслушали мнения некоторых из них, и приводит нашим читателям самые распространенные по своим настроениям высказывания.

    Денис, 38 лет, руководитель отдела продаж в торговой компании

    Я уже 5 лет воспитываю дочку самостоятельно. Так как при разводе вопрос о проживании ребенка не поднимался, то суд оставил его решение на усмотрение родителей. Школа рядом с моим домом, у жены таких условий нет, поэтому договорились без скандалов. Бытовые вопросы все на мне, навык и сноровка приобретаются быстро, главное не лениться. Все зависит от того, как ты изначально относишься к воспитанию ребенка. Если как к обузе (мешает пить пиво, играть в танчики и т.д.) — значит, сам еще ребенок. Я воспринимаю это как уникальный шанс воспитать гармонично развитую личность, научить всему, что знаю сам.

    Насчет господдержки точно не знаю, не обращался. Алименты не отстаиваю, жена покупает вещи, оплачивает сотовый телефон ребенка.

    Существует проблема определения места жительства детей после развода родителей: сейчас у отцов в судах практически нет шансов на совместное проживание с ребенком. В моде устаревшие стереотипы о мужчинах-неумехах в быту, о скидывании ребенка на бабушку и т.д. И самый главный принцип «ОНАЖЕМАТЬ». Если Семейный кодекс на словах декларирует равноправие родителей — пусть это равноправие воплощается и на деле.

    Александр Колесников, 23 года, юрист

    Воспитываю ребенка самостоятельно, потому что моя бывшая жена никогда не хотела его, он нужен мне. Государственной поддержки нет и не нужно, в моем случае — это метод давления тещи через бывшую жену на меня, только непонятно, зачем. Алименты я не отстаиваю, потому что достаточно зарабатываю. При разводе суд оставил сына мне, но потом отменил решение из-за незаконно представленных справок бывшей женой, а она в свою очередь взяла такую справку у папы. Вот и получается, что государство — это и есть ее папа. Сейчас, конечно, ребенок со мной, и она лично не пыталась его забрать. Я написал множество жалоб в следственный комитет, из прокуратуры есть ответ, что тесть не имел право делать справку, и из-за этого он получил выговор. Благо, мне попалась в жизни девушка, которая меня поддерживает, и которая так же, как и я, не отдаст ребенка его родной матери.

    Геннадий Мастаков-Сафронов, 29 лет, дизайнер наружной рекламы и полиграфии

    При расставании ребенок остался со мной, было примерно так, я спросил у жены: «С кем ребенок останется?» Она сказала: «Мне все равно». У жены не было ни жилья, ни работы, я решил, что ребенку будет лучше со мной. За три месяца она виделась с дочерью три раза, а спустя какое-то время уехала из города. Сложности, как и у всех родителей: женского воспитания, конечно, не хватает, но стараюсь компенсировать это встречами с подругами, у которых уже есть дети.

    Господдержка настолько скудна, что не хочется тратить свое время в очередях на ее получение. Особенно, когда садик получаешь, а ребенку уже 5 лет. Алименты не отстаиваю и не собираюсь, ищу пути лишения матери родительских прав.

    Легко ли быть отцом-одиночкой

    Пусть всегда будет папа!

    Небольшую двушку на первом этаже типовой “брежневки” в минской Серебрянке легко найти по запаху ароматных булочек, доносящемуся из приоткрытого окна кухни. Почти ежедневный ритуал: папа поставил в духовку очередную вкуснятину. А еще в кастрюле греется наваристый суп, на сковороде — курочка с гарниром. Александру не привыкать к стирке, уборке, глажке, готовке: вот уже три года он для своих мальчишек замещает лишенную судом родительских прав маму.

    Александру не привыкать к готовке. С которой он, к слову, справляется на ура.

    Для жилища, в котором царит исключительно мужской дух, здесь чисто и на удивление уютно. Мелкие недоделки глава семейства устраняет собственноручно: переклеит обои, побелит потолки, выложит плиткой санузел. Да и ребята никогда не откажутся помочь. Несколько лет назад узнавшие, что такое жизнь в социальном приюте, они теперь особенно сильно ценят простые детские радости: прийти из школы в родной дом, поиграть в компьютерные игры, провести выходные с отцом на природе. А еще поговорить с ним по душам, посмотреть вместе интересный фильм по телевизору, заварив чай и разложив на блюдца только что вынутые из духовки пышки. Папа для мальчишек — кумир. И первый друг, которому можно выложить все школьные новости, получить грамотный совет и даже обсудить очень личные темы.

    — Мне нравится работать папой, — признается Александр. — Если уж совсем честно, я живу только ради вот этих двух сорванцов. Так сложилось — бывшая жена крови попила, маму похоронил. Но осталось счастье — дети.

    — Да я ему давно говорю: пап, тебе нужна хорошая женщина! — бойко подключается к беседе тринадцатилетний Артем. — Мы с Даником только за, имей это в виду!

    — Ну уж нет, спасибо, сын. Прошлые отношения меня сильно приложили, поэтому о новых пока даже задумываться не хочу, — отмахивается отец семейства.

    Александр женился по страстной влюбленности на девушке, которую к моменту росписи в загсе знал от силы несколько дней. Романтика и все дела. Только вот жизнь имеет мало общего с дамским романом в мягком переплете.

    — Помню, как меня отговаривали друзья, много плохого рассказывали про мою невесту. Но мне тогда казалось, что мы созданы друг для друга. И что наша встреча не случайна. Я ведь тоже накуролесил по юности, еще до знакомства с будущей женой. Дважды отсидел за кражи. Но сумел, как Мюнхгаузен за косичку, вытянуть себя из этого болота. Образумился. Хотел и ей протянуть руку помощи, поддержки. Но мне просто плюнули в раскрытую ладонь.

    О том, с чем ему пришлось столкнуться уже в первые годы после женитьбы, Александр и сегодня говорит с горечью. Несмотря на то, что прошло достаточно времени, чтобы смириться, простить и забыть.

    Но душевные раны, как известно, заживают куда хуже телесных:

    — Она гуляла. Гуляла и пила. Беспробудно. Приводила в нашу квартиру мужчин, когда я был на работе. Уходила к любовникам, ночевала с ними по притонам. Это был ее смысл жизни. Я не стесняюсь говорить об этом в присутствии детей, у нас нет тайн друг от друга. Да и что скрывать, если все происходило у них на глазах? Ни рождение мальчиков, ни мои мольбы, слезы, угрозы — ничто не действовало на жену. Я ведь не был плохим мужем — и зарабатывал, и за детьми смотрел. Другая, может, всю жизнь мечтает о такой семье. А моей бывшей не это нужно было. Жаль, понял я это слишком поздно. И пошло-поехало. Терпение у меня не безграничное. Чего греха таить, и до драки у нас доходило. Когда она спуталась с молодым парнем из нашего района, его мать прибегала ко мне, просила чуть ли не на коленях, чтобы я ее забрал, чтобы она жизнь ее сыночку не портила. Такая у моей жены была репутация. Да и моя мама, бедная, сколько нервов потратила, пытаясь нас помирить, образумить ее. Без толку. Глядя на все это, я тоже начал прикладываться к бутылке, хотя раньше меня никогда не тянуло к алкоголю. Так и пили на пару. Что здесь творилось, в этой самой квартире, сейчас даже вспоминать тошно.

    Первый раз Артема и Даника изъяли из семьи, когда их мать ушла в очередной загул. В школе уже были наслышаны о проблемах Ханевских, а тут еще старший паренек, придя на занятия, простодушно поведал о том, что они с братом дома одни: мама ушла с какими-то дядями, а папа на работе. Этого оказалось достаточно, чтобы следующие пять месяцев оба мальчика провели в приюте, а их семья была признана находящейся в социально опасном положении.

    — Когда жена узнала, что у нас забрали детей, немедленно вернулась домой. Знаете, мне даже показалось, что с этого дня у нас все пойдет по-другому, все наладится ради сыновей, ради того, чтобы они снова оказались с нами, — вспоминает Александр. — Сейчас думаю: может, и она тогда искренне в это верила. А может, только притворялась. Мы честно попытались начать с чистого листа. Очень скучали по Артему и Данику. Я, взрослый здоровый мужик, не мог удержаться от слез. Ездил к ним постоянно.

    — Зато мама ко мне в больницу только один раз приезжала, — добавляет Артем. — Крылышек копченых привезла. Хотя я там лежал та-а-а-а-к долго!

    — Как бы то ни было, но через пять месяцев ребят нам вернули, — продолжает Александр. — И было нашему счастью отпущено от силы несколько недель. А затем — все заново. Я не знаю, почему она сорвалась. И знать не хочу.


    Ребята спокойно слушают откровения отца. Не впервой. Сколько уже было всего проговорено, сколько попыток было понять поведение мамы. Радует, что, несмотря на совсем еще нежный возраст, оба брата воспринимают случившееся с ними с оптимизмом. Главное, все закончилось хорошо. Можно даже чуточку прихвастнуть своими приключениями перед незнакомыми людьми: все-таки мало кому в их возрасте выпадает пережить столько неоднозначных событий.

    Второй раз мальчики попали в приют на восемь месяцев, еще более мучительных для их отца. Это была пора кульминации неприязни, конфликтов и взаимных претензий в его отношениях с женой. Именно тогда их пути разошлись окончательно: суд не только развел супругов, но и лишил мать родительских прав, запретив видеться с детьми. Артем и Даник перешли под опеку отца, чему все трое оказались несказанно рады:

    — После своих приключений по молодости я уже и не думал, что когда-нибудь скажу слова благодарности в адрес людей в форме, но это как раз тот самый случай. Меня взяла под опеку участковый инспектор ИДН милиции общественной безопасности Ленинского РУВД Юлия Петровна Зданевич. Помню, как она на своей машине возила меня на медкомиссию, сопровождала на биржу труда. Огромное ей спасибо за это, ведь без человеческого участия, без помощи и поддержки я не выдержал бы. Вернуть сыновей могли только трудоустроенному и трезвому человеку, я это слишком хорошо понимал. Поэтому старался изо всех сил: чтобы у начальства не было ко мне претензий, чтобы представили суду хорошую характеристику, чтобы зарплаты оказалось достаточно для комфортной жизни. И все, о чем я тогда мечтал, сбылось!

    Задаю Александру каверзный вопрос: готов ли он к тому, что пройдет год-другой, и мама мальчиков одумается, бросит пить и захочет вернуть право опеки над детьми? Ответ получаю четкий:

    — Не думаю, что это произойдет. Она свой выбор сделала и не предпринимает никаких попыток как-то исправить ситуацию. Пару раз созванивалась с мальчиками. И это все.

    — Я понимаю, что она моя родная мама, но пока я не хочу ее видеть, не хочу прощать, — говорит Артем. — Я ведь уже взрослый, многое замечаю.

    И вспоминаю то, что видел, пока был маленьким. Нет, я еще пока слишком зол.

    Одиннадцатилетний улыбчивый Даник не мучается проблемой выбора. Он просто обнимает Александра за шею и со всей прямотой заявляет:

    — С папой хорошо. И больше нам никто не нужен!

    Олег Бакулин, руководитель ОО “Защита прав отцов и детей”:

    — Папа, который остается наедине с младенцем — одна из самых заезженных тем для анекдотов. На самом деле многие современные отцы справляются и с грудничками, и с детьми детсадовского возраста, и с подростками гораздо лучше мам, озабоченных карьерой и самореализацией. И уж точно в тысячу раз лучше матерей, ведущих асоциальный образ жизни. По всему миру есть сообщества отцов-одиночек, у них даже появилось свое прозвище — “мапулечка”. Так, к примеру, в России называется союз пап, воспитывающих детей без участия жен.

    В целом количество отцов-одиночек в Беларуси, конечно, меньше, чем матерей-одиночек. Но остаться ребенку с папой стало гораздо легче. Такие случаи в последнее время у нас даже участились.

    Легко ли быть отцом?

    С таким вопросом мы обратились к диакону Никите Рогожину, клирику храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали».

    Отец Никита— выпускник Саратовской Православной Духовной семинарии нынешнего года. Но за его плечами немалый жизненный багаж, ведь в семинарию он поступил, уже отслужив два года в армии. В церкви он с детства. Школьником алтарничал, пел на клиросе с бабушками. До сих пор помнит запах ладана и косые лучи света из окон своего первого храма. А те бабушки с клироса до сих пор являются для него примером по-настоящему верующих людей («Вот кто на самом деле живет со страхом Божиим!»). С клиросом его жизнь связана и сейчас: на четвертом курсе он был назначен регентом семинарского хора. На пятом курсе, в январе этого года, состоялось рукоположение в сан диакона, и Никита Рогожин стал отцом Никитой. А в начале лета он стал еще и папой.

    — Я очень обрадовался, когда узнал, что будет ребенок. Старался максимально освободить матушку от бытовых дел. Стирал, готовил, ходил с ней в женскую консультацию,— вспоминает отец Никита.— Мы достаточно рано узнали, что ждем девочку, хотя у меня было готово имя для мальчика: Федор. Ну, Бог даст, будет и мальчик, назовем Федором. А когда выбирали имя для дочки, старались, чтобы и мне, и жене нравилось, и с отчеством сочеталось. Остановились на Вареньке. Когда родилась, посмотрели — ну точно, угадали, настоящая Варвара-краса!

    Рождение дочки, по признанию отца Никиты, на сегодняшний день самое большое переживание в его жизни. Хотя к этому знаменательному событию молодая семья готовилась более чем основательно: вместе штудировали литературу, вместе смотрели подаренный таким же молодым отцом — священником Дионисием Габбасовым — диск с подробными и наглядными «инструкциями» на первый год жизни ребенка. В женской консультации матушку учили, как правильно купать, пеленать младенца. Меня же в рассказе отца диакона потрясло, что за несколько дней до предполагаемого срока родов была собрана и стояла в полной боевой готовности сумка со всем необходимым вплоть до кипятильника, а номер вызова скорой с используемого в семье оператора сотовой связи (традиционные «03» с мобильника набирать бесполезно) глава семьи узнал заранее и записал на видном месте! Так что, когда настала пора матушке ехать в роддом, никакой суеты и паники, которая зачастую сопровождает это событие в других семьях, не было и в помине. А вот день этот отец Никита помнит в мельчайших подробностях.

    — Я служил в «Утоли моя печали», закончилась литургия,— рассказывает он.— И тут Катя по телефону: еду в роддом. Я тут же обзвонил всех знакомых священников и просто знакомых, попросил молиться о здравии матери и ребенка. Матушка Евфросиния, низкий ей поклон, специальные молитвы на благополучное разрешение от бремени вычитывала. Сам я, конечно, молился тоже. И, слава Богу, все прошло благополучно!

    Ну, а через пять дней счастливый отец Никита с цветами и группой поддержки («Теща, семинарский друг Дима и отец Дорофей за рулем, спасибо ему большое») забрал матушку с дочкой из роддома. И начались родительские будни… Любой семейный человек знает: грудной ребенок — это «круглосуточное дежурство». При этом огромная часть нагрузки ложится, конечно же, на мать. Зачастую работающие отцы свою помощь жене рассматривают «факультативно»: в принципе можно, но не обязательно. А как воспринимает родительские обязанности отец Никита? Не входит ли быт в противоречие с его служением?

    — В моей жизни нет противопоставления семьи и храма,— говорит собеседник.— Если человек живет по заповедям Божьим, его семейная жизнь тоже строится по церковным канонам. Семья — это «малая церковь». Конечно, дома меня, я бы сказал, мало видят. Но время, когда мы вместе с женой купаем Вареньку или я укладываю дочку спать — это не труд по необходимо­сти, а награда, отдых души. Хотя и необходимость тоже есть, разумеется, потому что бабушки-дедушки у нас далеко. Купаем мы, например, всегда только вдвоем, потому что надо и воду приготовить, и полотенце подать. В две руки никак не справиться, только в четыре!

    Кстати, на руки Варю отец Никита, как и большинство пап, поначалу брать побаивался. Но этот период прошел довольно быстро: счастье прижимать к себе родной комочек, гладить по плюшевой головке, понимать каждое «агу» быстро становится необходимым как воздух, вытесняя страх и неловкость движений. Каждый новый день — новая радость. Вот она чихнула (и теперь мама и папа знают, что Варя чихает всегда четыре раза подряд); вот проснулась, открыла глаза и улыбнулась не «сама себе», как было еще вчера, а подошедшему к кроватке папе. Но как бы ни были внимательны, ответственны и теоретически подготовлены к появлению ребенка молодые родители, практических проблем с грудничком не миновать, да и болеют даже самые здоровенькие и ухоженные детки. Вот и Варенька уже успела пять дней своей маленькой пока еще жизни провести в больнице. Хорошо, что вместе с мамой. Вот только плохо, что питание для мам, даже кормящих, в этой больнице не предусмотрено. Но один на один с трудностями семья диакона не осталась: консультациями помогли православные врачи, решились и бытовые больничные проблемы. Кстати, теперь дома на видном месте снова телефонные номера: детский врач, узкие специалисты.

    Совсем недавно крошечную Вареньку крестили: крещение прошло в храме «Утоли моя печали», где служит ее папа. А недалеко от дома, где живет молодая семья,— храм святителя Тихона Задонского; туда малышка на руках мамы теперь «ходит» к причастию. Православные молитвы с первых дней жизни она впитывает с молоком матери, и в данном случае это не просто привычное образное выражение: постом матушка, кормя дочку, читала Псалтирь. А еще дома звучат церковные песнопения.

    — Больше всего Вареньке нравится лаврское пение, пасхальная служба,— делится наблюдениями отец,— и сам я ей, конечно, пою — тропари, кондаки. Она от них сразу успокаивается. А еще сказки читаю. Мне посоветовали русские народные, Пушкина. Я выбрал «Сказку о царе Салтане». Пом­ните: «Три девицы под окном пряли поздно вечерком…» То ли от ритма стихотворного, то ли от особого сочетания звуков — но обычно уже где-то на восьмом четверостишии дочка крепко спит.

    Может быть, пока Варя спит, папа мечтает о том, как она будет петь в церковном хоре?

    — Уж не знаю, пойдет ли Варенька по стопам папы-регента,— пожимает плечами собеседник.— Мне бы, может, и хотелось, но… Пусть занимается тем, что сама выберет! Вот в спорт ее обязательно отдам. Не в боевые единоборства, разумеется. Оптимальный вариант — плавание, но пока это только планы, поживем-увидим.

    «Отец Никита, вот сейчас и гимназия православная есть, и лагерь летний для православных детей. Наверное, радуетесь, что у вашей дочери будет возможность расти в нормальной православной среде, а не в обычной мирской?» Я практически не сомневалась, что в ответ услышу «Да, конечно, и это очень хорошо» и т.п. Но отец Никита сказал:

    — Если будет возможность, и если будет на то благословение — будет Варенька и в православной гимназии учиться, и в православный лагерь поедет. Но — как сложится, так и сложится. Создавать какие-то специальные тепличные условия мы ей не будем. И я бы не стал проводить черту между православными и остальными людьми. Господь — Он над всеми нами. Православный человек несет в мир любовь и слово Божие, и у православного ребенка среди мирских детей своя миссия. Он — тоже проповедник.

    Что к таким словам можно добавить? Пожалуй, только одно: в саратовские храмы пришло новое поколение священников. И это — удивительное поколение. Первое поколение российских батюшек, рукоположенное в свободной от коммунистического режима стране. Мы обязательно продолжим в следующих номерах газеты рассказ о священниках Саратовской епархии. Ну, а в этом — пожелаем Божией помощи и благодати отцу Никите и его семейству.

    И Гамаюнов — Легко ли быть папой

    И Гамаюнов — Легко ли быть папой краткое содержание

    Легко ли быть папой читать онлайн бесплатно

    Легко ли быть папой

    Легко ли быть папой?

    Мужская доля. Вместо предисловия

    Расписание поступков на завтра

    Совсем другой человек

    Смелость быть самим собой

    Смотреть и видеть

    В поисках истины

    Не ради похвалы

    Еще раз про любовь

    Педагогический опыт мам обобщается и распространяется во многих рассказах, очерках, радио- и телепередачах. А опыт пап? Он настолько малR пропагандируется, что его как бы не существует.

    В книге рассказывается невыдуманная история об одном начинающем отце, его успехах и просчетах в семейной педагогике

    О воспитании, как и о любви, книг написано много. Видимо, потому что между тем и другим — прямая связь. Ведь венец любви — рождение нового человека.

    Правда, как однажды заметил один мой знакомый, у которого растет беспокойный сын, венец этот время от времени становится терновым. Причем для обоих родителей.

    Однако когда заходит речь о воспитании, папе почему-то отводят вторую или даже третью роль. Главной же оказывается мама.

    На первый взгляд справедливо — она чаще общается с ребенком. Кроме того, ее, работающую, обремененную заботами о близких, о завтраках и ужинах, о чистоте в квартире и, наконец, о собственной прическе, можно без тени иронии назвать подвижником. Особенно в сфере домашнего труда.

    Мамам при нынешних темпах жизни действительно приходится трудно. Но разве можно вслед за этим утверждать, как это делают многие, что папам легко?

    Пап часто критикуют в статьях-раздумьях о воспитании за то, что они тратят досуг на домино, рыбалку, ремонт собственного автомобиля, а не на семейное общение. Их изображают в газетных разделах «Улыбка» отгороженными от домашнего мира этой самой газетой. Но давайте задумаемся, не скрываются ли за этими «улыбками» «невидимые миру слезы»?

    Может быть, спрятавшись за газетный лист, папа молча подводит итоги очередного поражения на поприще родительской педагогики и отчаянно ищет выхода из критической ситуации?! И, не найдя его, бежит от семейной действительности в «домино», на рыбалку, под сломавшийся автомобиль.

    Попробуем непредвзято взглянуть на создавшееся положение: педагогический опыт мам обобщается и распространяется в проникновенных рассказах, очерках, радио- и телепередачах, даже в песнях. А опыт пап? Он настолько мало пропагандируется, что его как бы не существует.

    Перенять мамин опыт папы, как известно, не могут -у них в общении с детьми своя специфика. К тому же подавляющее большинство .женщин в учительских коллективах, в среде воспитателей (от детского сада- до рабочего общежития) уже наметили в педагогической работе крен, называемый феминизацией. Можно ли допускать его и в семье?!

    . Несколько лет подряд я бывал в обществе одного молодого папы, который делал все, чтобы не допустить такой крен.

    Человек несколько педантичный и в то же время увлекающийся, он все значительные события в первые годы жизни ребенка заносил в дневник.

    По этим записям можно проследить, как папа, попадая в непредвиденные ситуации, обнаруживает: мало лишь знать основные положения науки о воспитании, цитировать Макаренко и Сухомлинского. Нужно еще научиться строить свои отношения с маленьким, быстро меняющимся человеком.

    То, что так ясно и просто рисовалось в воображении до рождения ребенка, с его появлением стало поворачиваться неожиданной стороной: импульсивные порывы растущего человека сменялись апатией, а столь милое родительскому сердцу послушание — приступами упрямства.

    Трудные вопросы возникали на каждом шагу: что заставляет ребенка поступать наперекор взрослым? Можно ли считать нормальным бесконфликтное детство? Как, формируя непреклонный характер, научить состраданию? Мешает или способствует «допинг самолюбия» полному развитию творческих способностей? Умеем ли мы в детях любить не только собственное отражение, а еще и своеобразную неповторимую личность?!

    Папа искал ответы. Ошибался. Делал нечаянные открытия.

    Путь к родительской педагогике оказался очень нелегким.

    Я уговорил своего знакомого поделиться опытом, отнюдь не всегда удачным, но в каждом случае по-своему полезным, с другими папами (а заодно и с мамами). Подготовил его записи к печати, дополнив их некоторыми своими наблюдениями.

    Правда, опыт этот не для применения, нет. Для сопоставления. Для раздумья. Для поиска собственного варианта. Ведь не бывает одинаковых семей. И все молодые папы и мамы, воспитывая маленького человека, всякий раз по-своему переживают это труднейшее и, как впоследствии оказывается, счастливейшее время.

    Время душевного и нравственного обновления.

    О родительских надеждах

    и первых сюрпризах

    В холле ожидания-тишина. В открытую форточку слышно, как на улице, за двойными стёклами высоких окон, разбиваются об асфальт капли тающего на крыше снега.

    Наконец, с оглушительным стуком распахиваются фанерные дверцы окна для передач. Девушка в белом халате называет мою фамилию. Подхожу. Встречаю проницательно-испытующий взгляд.

    — Кого ждете?-спрашивает, улыбаясь.

    Интересно, который раз она проводит этот маленький эксперимент?!

    Ну, понятно, ответ чаще всего бывает именно таким, иначе ее лицо не поскучнело бы почти мгновенно.

    — У вас дочь, — сообщила она.

    И зачастила привычной скороговоркой: рост. вес. самочувствие.

    Прихожу в себя на улице. Так отчетливо представлялся сын, катающий на полу заводной автомобиль. А тут — дочь. То есть в перспективе — платьица, оборки, куклы, капризы, кавалеры, родительские опасения, Дворец бракосочетания, новый паспорт и-внук (катающий автомобиль) с чужой, неизвестной мне пока, фамилией.

    Нет, я, конечно, рад. Ощущение праздничности постепенно заполняет меня. Каких-нибудь пятнадцать шагов к телефонной будке, и я полностью осознаю случившееся: я-отец! Смешно, если смотреть со стороны, но я преисполняюсь гордостью. Как эта перемена важна, оказывается, для человеческого самоутверждения.

    Набираю номер. Трубку тут же снимает Максим Петрович.

    Поздравляю его с внучкой и слышу, как у него гаснет голос. Его сменяет Вера Ивановна. Она шумно радуется, кричит: «А дедто внука ждал. «

    Немногословный и рассудительный, он однажды проговорился, что купил внуку этюдник — решил пристрастить его к своему увлечению. Вера Ивановна готовилась к ожидаемому событию по-своему: покупала «приданое», разглядывала и постоянно твердила дочери: «Ты не сиди, ты гуляй!» По вечерам на кухне пускалась в воспоминания — как ездила картошку копать, хотя и была в положении. Соседка-подселенка баба Глаша пронзительным голоском вторила ей:

    — Года-то были послевоенные, тяжело жилось, не то что нынче, все кругом балуют детей.

    — Они не забалуют, — насмешливо кивала в нашу с Валей сторону Вера Ивановна. — По книжкам собираются воспитывать.

    Это наш дискуссионный конек. Вера Ивановна считает: двадцать лет работы в школе (ведет младшие классы) дают ей право с недоверием относиться к частым в последнее время разговорам и публикациям о воспитании. По ее мнению, они вносят только лишнюю нервозность в работу учителей.

    — Уроки для ребенка — это работа, — говорит она, — а не развлечение.

    — Нужно эту работу сделать увлекательной, — убеждали ее мы, — иначе принуждение лишит ребенка способности самостоятельно думать и действовать.

    — Страх они должны иметь, — вклинивается в разговор баба Глаша. — А ежели нет у детей страха перед учителями и родителями, то и ведут они себя плохо.

    Максим Петрович обычно в дебатах не участвует. Однажды только сказал:

    — Надо во всех случаях быть человечным, тогда и ребенок вырастет человеком.

    Словом, мы его очень ждали.

    Сейчас, записывая все это, ставшее уже нашим прошлым, я слышу его легкое дыхание. Кроватка стоит почти вплотную с письменным столом. Чтобы туда не падал свет, Валя накрыла настольную лампу пеленкой. Сама она спит, но я знаю: достаточно в кроватке небольшого шевеления, она тут же поднимется.

    У существа, чье дыхание я слышу, оказались кривые ножки с гибкими, почти обезьяними ступнями. Я видел, как эти ступни, натыкаясь в хаотическом движении на висящие над кроваткой игрушки, вдруг сжимались, словно пытаясь схватить их.

    А еще у него непропорционально большая голова, некрасивый беззубый рот и пронзительный голос. Когда его впервые развернули и в воздухе замелькали освобожденные от пеленок коротенькие руки, ноги, вместо ожидаемых родственных чувств я ощутил только жалость. И — боязнь за него: как бы не скатился,не упал.

    Ссылка на основную публикацию