Буллинг со стороны учителя

Против буллинга: как учителю защитить себя и детей

В одной из американских школ начали регулярно проводить недели антибулинга. Детям устраивали просмотры фильмов, организовывали дискуссионные клубы, круги поддержки и приглашали психологов для учебных игр. В результате 96% учащихся заявили, что это помогло им лучше понять, что такое буллинг. А 64% учителей подтвердили, что количество случаев буллинга в школе значительно уменьшилось. Мы в проекте Прошколу регулярно получаем письма учителей с историями о буллинге. Поэтому попробуем сегодня поговорить о том, как с этим борются за границей и что из этого можно воплотить уже сегодня в школах Украины.

Осторожно: буллинг – как его узнать?

Стычки между сверстниками или нарушения дисциплины на уроках – это история любой школы. Учителю следует различать буллинг и случайные вспышки детских конфликтов. И своевременно реагировать именно на проявления буллинга. Как его идентифицировать?

Во-первых, буллинг – это явление постоянное, он регулярный и систематический. Это не одноразовая брань или толкотня.

Во-вторых – он преднамеренный и наносит жертве сильную психологическую боль.

В-третьих – в буллинге всегда не равные силы. Агрессор и его команда выбирают жертву слабее себя, которая не может ответить и защититься по разным причинам.

Сплетни, насмешки, прозвища – это все тоже есть проявлениями косвенного буллинга. Он не обязательно должен быть явным и наносить физический вред. Иногда изоляция и игнорирование наносят больше вреда, чем драка или грубые слова.

«Нам пришлось перевести ученика из одного класса в другой из-за того, что он ежедневно становился жертвой насмешек. Ему придумали историю, прозвище и постоянно издевались и во время уроков, и в перерывах. Никаких драк или физических столкновений не было. Просто постоянные шутки, пересмешки за спиной у ребенка, записочки – такого рода история. А ребенок стал просто задерганным и отказывалось ходить в школу. Мы вместе с родителями решили перевести его в другой класс и это помогло, там дети спокойно приняли его, постепенно все шутки прекратились» –Тамара, классный руководитель общеобразовательной школы

«Я и сама стала жертвой сплетен, дети соченяли обо мне какие-то неприличные истории в соцсетях и каждый раз хихикали, как я проходила по коридору. Я не знала, как реагировать, потому что в какой-то момент это перешло все границы, а мне начали постоянно приходить сообщения с незнакомых аккаунтов. В конце концов я решила никак на это не реагировать и блокировать все сомнительные месседжи. Прошло несколько месяцев, прежде, чем дети успокоились. Они могут быть очень жестокими» – Илона, преподавательница английского языка.

Максим Степанов, Юлия Бровинская, буллинг — как учителю себя и детей

Что же делать учителю?

Конечно, школа не всесильна и часто искать причины буллинга необходимо за ее пределами. Но по Закону «Об образовании» педагоги и учебное заведение несут полную ответственность за состояние здоровья (в том числе и психологического) своих учеников. Важно, чтобы учитель своевременно реагировал на буллинг.

Ведь последствия буллинга могут влиять на психологическое состояние человека даже в его взрослом возрасте.

Поэтому, если вы стали свидетелем откровенного буллинга – начните с 3-х простых шагов:

Остановите схватку и убедитесь, что все участники – в безопасности. Спросите детей, как они себя чувствуют, отправьте в медпункт, если есть такая необходимость или к психологу.

Сообщите администрации школы и родителям.

Попробуйте поговорить с каждым участником и выяснить причины такого поведения.

В американских школах есть различные меры наказания за участие в буллинге. Иногда можно обойтись просто устным предупреждением и беседой с детьми. Ведь часто они просто не понимают последствия своих действий и чужих чувств. Если разговоры не помогают, то детей на время отстраняют от уроков или запрещают посещать кружки, участвовать в тренировках спортивных команд, снимают с роли старосты класса. Конечно, в худших случаях детей просто исключают из школы. Но следует понимать, что такие последствия могут травмировать ребенка и еще больше усложнить его поведение. Чтобы не спровоцировать агрессию, необходимо сначала понять причины буллинга, поговорить с ребенком и попытаться найти общее решение с помощью родителей и психологов, если необходимо.

А если жертвой буллинг стал учитель?

В Украине 26% учителей хотя бы раз получали угрозы от родителей или оказывались в центре травли учеников. В таких ситуациях необходимо знать, что вы не должны решать проблему самостоятельно. Алгоритм действий прост и не стоит им пренебрегать:

Напишите заявление директору о буллинге. Закон обязывает руководителя школы принимать такие заявления и реагировать на них.

Он должен собрать комиссию и определить уполномоченных лиц, которые проведут расследование ситуации.

По решению этой комиссии буллинг могут признать, а могут и нет. Если признают, то директор должен подать заявление в Департамент образования и полицию. Ведь за буллинг есть соответствующее наказание.

Если же буллинг не признают, у вас есть полное право это оспорить и подать свои заявления в полицию и Департамента образования.

Школьная политика антибулинга

Но лучше буллинг предупреждать, тем более, что школа имеет для этого все инструменты. Например – вписать тему буллинга в учебную программу и помочь детям глубже ее понять: читать современную литературу и обсуждать ее на уроках, на английских разговорных темах поднимать вопрос буллинга, а на истории, скажем, изучать историю разного рода дискриминации.

Еще один способ уменьшить количество случаев буллинга – устраивать раз в семестр психологические игры, где дети могут прожить определенные непростые ситуации в безопасных условиях и совместно искать выход из них. Например думать: как бы они действовали на месте жертвы или агрессора в определенных схватках.

В американских школах, кстати, активно внедряют круг поддержки и друзей, где дети могут делиться своими переживаниями и выступать перед другими. Это учит эмпатии, слушать и понимать других, и принимать их различия. Лучше всего, привлечь к таким кругам старшеклассников, чтобы они могли стать менторами для младших детей или новеньких учеников в школе.

Учителя, к сожалению, постоянно сталкиваются с буллингом в школе. И им нужна поддержка. В прошлый раз мы говорили об увольнении учителей — почему они уходили со школы. Если у вас возникают какие-либо вопросы, пишите нам на бесплатную консультацию Прошколу.

️ Свободное Радио

Не пропусти молнию! Подписывайся на нас в Telegram

Читайте все новости по теме «Школа» на OBOZREVATEL.

Буллинг со стороны учителя

После поступления в школу у ребенка в жизни появляется еще одна важная авторитетная фигура – классный руководитель. В младшей школе педагог становится иногда даже более значимым взрослым, чем родитель. Это нормально: ребенок адаптируется к новой среде, а учитель ему в этом помогает. От личности учителя также зависит и мотивация ребенка к обучению, и в целом его успеваемость.

К сожалению, бывают случаи, когда педагоги предвзято относятся к ученику, прилюдно высмеивают его ответы, способности и даже внешний вид, используя грубое, унижающее порицание. Но это обычные конфликты, которые быстро возникают и также быстро проходят. В случае буллинга конфликт чаще всего имеет личностную подоплеку и носит затяжной характер.

Как определить, что ваш ребенок стал жертвой учительского буллинга?

Признаки учительского буллинга

Первым звоночком является нежелание ребенка идти в школу. Конечно, практически каждый ребенок хоть раз в жизни говорил, что не хочет идти в школу. Это нормально и естественно: дети устают, ссорятся с друзьями, забывают выполнить домашнее задание. Но если ребенок систематически отказывается посещать школу, начинает плакать, прогуливать, а на вопросы о причинах такого поведения не отвечает, стоит обратить внимание на школьную ситуацию.

Второй симптом: у ребенка плохая успеваемость по одному конкретному предмету. Если ребенок способный, проблем с обучением не испытывает, а по одному предмету постоянно получается плохие оценки, стоит задуматься. Скорее всего, причина не в том, что школьник плохо понимает физику или биологию, а в том, что у него не ладятся отношения с педагогом.

Третий признак учительского буллинга – заниженная самооценка у ребенка. Учитель – всегда авторитет для школьника, поэтому от его мнения сильно зависит мнение ребенка о себе. Чем сильнее педагог будет давить на ученика, тем ниже у него будет самооценка.

Четвертая причина того, что стоит обратить внимание на школьную ситуацию ребенка, – отсутствие у школьника желания разговаривать о школе. Особенно остро это заметно у учеников младшей школы. Для ребят 7–10 лет учебная деятельность является ведущей, а значит, о школе дети должны говорить много и с удовольствием. Если родители этого не наблюдают, то стоит разузнать подробнее, что же происходит в классе.

Пятой отличительной чертой жертвы буллинга является страх перед школой и учителями. Дети, которые подвергаются давлению со стороны педагога, естественно, начинают бояться и этого педагога, и остальных учителей, и школу в целом, ведь травмирующей ситуацией является комплекс событий.

Последствия буллинга в отношениях «учитель – ученик»

Каковы последствия буллинга в отношениях «учитель – ученик»? Они те же, что и последствия любого другого вида насилия: будь оно физическим или моральным – ребенок получает психологическую травму. Такие дети отличаются заниженной самооценкой, гипертрофированным чувством вины, иногда повышенной агрессивностью. Если жертвой буллинга становится подросток, то, к сожалению, эта травма может привести к суициду.

Проблема усугубляется тем, что если педагог начинает унижать одного из учеников, то вскоре этим будет заниматься уже весь класс, ведь учитель – это пример для подражания, особенно для детей младших классов. Таким образом, «нелюбимчик» педагога становится жертвой травли со стороны и учителя, и одноклассников.

Что делать?

Что делать, если родители выяснили, что его ребенок подвергается психологическому и моральному давлению со стороны педагога?

Единого алгоритма урегулирования школьных конфликтов нет – в этом случае многое решает человеческий фактор. Но все же есть некоторые рекомендации по выходу из такой ситуации.

В первую очередь, оценив ситуацию спокойно и объективно, поговорите с учителем и выясните причину конфликта. Следите, чтобы разговор строился на конкретных фактах, а не на личных впечатлениях учителя. Не бойтесь того, что учитель «испортит жизнь» вашему сыну или дочери, ведь если педагог злоупотребляет властью, на него всегда можно воздействовать через директора или представителей департамента образования.

Если у учителя есть определенные претензии к вашему ребенку, внимательно выслушайте их и, если они объективны, поговорите с ребенком. При этом не выражайте агрессии в адрес учителя, а убеждайте ребенка в том, что учитель не хотел его обидеть. Выработайте совместно с ребенком план выхода из создавшейся ситуации, покажите ему, что вы на его стороне, и что он всегда может рассчитывать на вашу поддержку.

К сожалению, не всегда возможно урегулировать конфликт внутренними силами,поэтому для его решения необходимо подключать психологов и администрацию школы. Если же ситуация зашла слишком далеко, то наилучшим выходом из нее будет перевод ребенка в другую школу.

В этом случае необходимо поспособствовать посещению школьником психолога, для того чтобы проработать психологическую травму, снизить негативные последствия и актуализировать мотивацию к обучению. Родители же со своей стороны могут помочь ребенку справиться с тяжелыми переживаниями и адаптироваться к новой школе.

Школьный буллинг – проблема сложная, комплексная и во многом социальная. Для того чтобы ребенок не стал жертвой травли со стороны педагогов, тщательно выбирайте школу, разговаривайте с учителями, администрацией, школьным психологом. Учителя-агрессоры всегда отличаются тоталитарным стилем преподавания и ярко выраженной профессиональной деформацией – выгоранием. Такие педагоги не испытывают удовлетворения от своей работы и любви к ученикам – обычно такое отношение чувствуется сразу. Ежедневно разговаривайте со своим ребенком, интересуйтесь его успехами, переживаниями, жизненными событиями – тогда вы быстро сможете заметить какие-то изменения в его поведении.

Буллинг от . учителя?

Тема буллинга сегодня актуальна и знакома многим (в переводе с англ. bully: психологический террор, избиение, травля одного человека другим). Основные его признаки — неравенство сил агрессора и жертвы. Общество постепенно узнаЁт об этой проблеме, все меньше тех (включая лиц, заинтересованных и вовлеченных в сферу образования), кто отмахивается и говорит, что жертва травли виновата сама.

Большинство публикаций и обсуждений посвящены вопросам отношений, где главные действующие лица ученик (жертва буллинга) и группа учащихся. Но бывает так, что лицом, совершающим неправомерные действия в отношении ребенка, является педагог (сейчас я говорю именно об этой ситуации, не преувеличивая проблемы, но и не преуменьшая ее).

Когда мои дети учились в школе, потребность в их защите именно от действий педагогов, возникала, и не раз. И тогда, и сейчас я считаю, что поступала правильно, вникнув в ситуацию настолько, насколько это было возможно и необходимо.

В девятом классе старшая дочь внезапно стала получать двойки по ОБЖ. С ее слов, на уроках она работала как обычно, домашнее задание выполнялось. Когда двоек стало уж слишком много, она с неохотой призналась мне, что уже пару месяцев учитель (мужчина) “докапывается” до нее. В тот момент дочь дружила с мальчиком из 11-го класса. Почему-то это оказалось обстоятельством, которое учитель воспринял с трудом. Практически на каждом своем уроке он выспрашивал у дочери — зачем они общаются, позволял себе всякие намеки, говоря буквально следующее: “Тебе еще рано с мальчиками”, “Уверен — вместо того, чтобы выучить мой урок, ты проводила время с ним”, “Куда смотрят твои родители?” и все в таком роде.

Вообще, учителя быстро удалось поставить на место, благо я работала в прокуратуре и знала положения законов. Договорилась с ним о встрече и пришла в школу, заранее попросив подготовить журнал успеваемости, тетради дочери, а также нормативные документы (в том числе образовательного учреждения), регламентирующие вопросы текущей успеваемости и содержащие положения о системе оценок, характеристики каждой цифровой отметки.

Он признал факт неправомерности своего поведения, оценки дочери были исправлены, его поведение — откорректировано. Но у меня надолго остались осадок и непонимание того, почему учитель решил, что имеет право читать мораль моей дочери в таком деликатном вопросе, внушая чувство вины и травмируя её?!

Другой уважаемый педагог-женщина постоянно делала замечания моей дочке-подростку по поводу ее одежды — ну не нравилось ей, что девочка носит юбки и кофточки/рубашки черного цвета. И знаете почему? — по мнению учителя, так могут одеваться “только наркоманы”. Как говорится, это было бы смешно, если бы не было так грустно… Между прочим, речь идет об элитном лицее нашего города.

Причин подобного поведения школьных учителей не так уж мало. Самый простой и возможно, знакомый многим, пример: умный/начитанный/любознательный/амбициозный ученик поправляет (дополняет) учителя на уроке, демонстрируя свои знания. Другой вариант: у ребенка страдает поведение, он активный, неусидчивый и действительно мешает учителю вести урок. Трудно предположить, что подобная ситуация может доставить удовольствие педагогу. Вопрос в том, как он с ней справляется. Очевидно, что бОльшую проблему это представляет для учителя, который боится потерять свой авторитет, и причины тут могут быть разные: неопытность (хотя это совсем необязательно), желание (возможно, неосознаваемое) доминировать в классе, неумение справляться со стрессовыми моментами (все мы живые люди).

Иная ситуация: ученик, сам того не желая, “наступает на больную мозоль” учителя — ведет себя слишком свободно и независимо; одевается “слишком” броско/дорого, делает еще что-то такое-этакое, что “не лезет ни в какие ворота”. В этом случае педагога раздражает в мальчике/девочке то, что он себе сам не может (и/или не хочет) позволить, причем этот процесс неосознаваемый. В этом случае поведение ребенка является спусковым механизмом для того, чтобы у учителя поднялись внутренние, глубинные процессы, не имеющие никакого отношения к действиям и поступкам ученика.

И начинаются придирки к ребенку — мелкие и покрупнее: занижение результатов успеваемости, замечания устные и письменные. Порой личная неприязнь учителя проявляется в виде насмешек, оскорблений, нарушения границ ребенка, пассивной агрессии.

Как правило, родители не всегда узнаЮт о такой ситуации быстро. Если преследование педагогом “неугодного” ученика выражается в снижении оценок, ребенок может скрывать результаты своей успеваемости до тех пор, пока они не станут известны родителям в конце четверти/триместра.

Если негативное отношение учителя проявляется в виде придирок, насмешек и личных оскорблений, ребенок может и вовсе не поделИться с родителем, думая, что он заслужил такое отношение, не понимая его токсичность, либо испытывая чувство вины, внушаемое педагогом.

Здесь очень важно — как родитель будет реагировать на ситуацию, узнав о ней.

К сожалению, многие папы и мамы, не разобравшись, спешат обвинить ребенка, говоря примерно следующее:

    — сам виноват
    — ты уже большой, разбирайся сам, я вникать не буду
    — я в школу не пойду и не собираюсь
    — я верю Марьиванне, а тебя знаю как облупленного… и прочее.

Их мотивы вполне понятны:

    * я не хочу в это вникать, мне это неприятно
    * педагог — разумный и взрослый, и мне проще поверить ему
    * мой ребенок двоечник/троечник/не умеет себя вести в коллективе — теперь все подумают: я плохая мать/плохой отец. Нужно срочно принять меры к ребенку!

Бывает, что именно в этот момент отношения в семье “искрят”, потому что ребенок переживает подростковый кризис, и нормальный контакт с ним утрачен.

Если родитель выбирает такую простую и удобную для себя тактику, то это очень непросто для ребенка. Послание родителя таково: Я тебя не поддерживаю. Ты мне не важен. Я тебе не верю. Учитель для меня более значим, чем ты.

А как поступить правильно? Как родителю быть осознанным в этой ситуации? Нужно ВКЛЮЧИТЬСЯ в нее, потому что именно родитель является знАчимым Взрослым в жизни ребенка, и это он способен наиболее оптимально разобраться и защитить ребенка, показать ему его важность в семье как в системе отношений.

Важный момент: включение в ситуацию предполагает, что родителям в каждом случае необходимо достоверно узнавать причину произошедшего, ведь в любом конфликте ВАЖНО услышать обе стороны!

Узнать реальную картину можно, пообщавшись с учителем. Как правило, это многое способно прояснить. В разговоре желательно и правильно оставаться эмоционально стабильным.

Если неправомерность поведения педагога в отношении ребенка нашла подтверждение, можно прибегнуть к обжалованию его действий администрации учебного заведения либо в вышестоящие (в том числе надзорные) инстанции.

Самый кардинальный вариант — поменять учителя/школу. Если это решение — сделать в интересах ребенка такой важный шаг (вполне возможно — единственно верный) родитель принимает без истерик и обвинения всех и вся, то и ребенок переживает его нормально, как ценный жизненный опыт.

Я считаю, что не нужно быть супер умным и смелым, чтобы защитить своего ребенка. Один почитаемый мною психолог, бизнес-тренер (кстати сам в прошлом завуч школы) сказал золотые слова: “Когда школьная учительница сына говорит мне, что она одна, а учеников много, я отвечаю ей: “Это вас, учителей много, а ребенок у меня один”.

Многие родители в ситуации, которая требует их вмешательства, испытывают страх перед УЧИТЕЛЕМ, и это вполне объяснимо: взрослый человек вспоминает самого себя в школьном возрасте, и эти воспоминания не всегда приятны. Отсюда такая “детская” позиция: я за это не отвечаю (не буду/не хочу).

Есть страх и другого рода, с которым я сталкиваюсь в ходе консультации — мамы говорят: если я вмешаюсь — будет только хуже, учитель вообще “загнобит” моего ребенка и будет на нем отыгрываться. Уж лучше пока оставить, как есть и посмотреть, что дальше. Авось, рассосется как-нибудь само.

Это очень грустно. Это додумывание за другого и нежелание (а чаще — невозможность) занять позицию Взрослого человека. А еще непонимание того, что ребенок не в состоянии справиться сам, для него это непосильная ноша.

Наша родительская сила и наша правда — в любви к своему ребенку и в справедливости, которую он заслуживает и которую мы, Взрослые, способны ему дать.

Личный опыт«Моему терпению пришёл конец»: Как я остановила буллинг в классе сына

«Ни одна травля не закончится, пока травящие не научатся ответственности»

ТЕКСТ: Наталья Цымбаленко

Проблема травли в школах стоит остро, в том числе и потому, что взрослые — учителя и родители (как агрессоров, так и жертв буллинга) — по-прежнему предпочитают закрывать на неё глаза. Но это не значит, что с порочной практикой не нужно бороться или что эта борьба не может быть успешной. Сотрудница правительства Москвы Наталья Цымбаленко рассказывает, как ей удалось остановить травлю в школе, где учится её сын.

«Крутые» и «некрутые»

Мой сын Петя после младшей школы поступил в гимназию. В его классе быстро сформировался костяк так называемых «крутых», которые стали цепляться к «некрутым». В число «некрутых» попал и Петя. Принёс в школу лего и пластилин — «фу, некрутой». Уходишь от конфликтов, боишься драк и громких разборок — значит «некрутой». Теперь, изучив множество книг на тему буллинга, я знаю, что повод для травли может быть абсолютно любым: убрав якобы причину травли, буллинг не остановишь.

После того как я наняла сыну персонального тренера по фехтованию, мечевому и рукопашному бою, боязнь конфликтов у него пропала: драться Пётр теперь не боится и может. От него понемногу отстали — а от остальных «некрутых» нет. У них отнимали личные вещи (учебники, портфели прятали — это считается не разбоем, а шуткой), им подкладывали бутылки с мочой в портфель. С них стягивали штаны, в таком виде фотографировали, а фото выкладывали в интернет. Мало того, осенью прошлого года его лучшего друга Мишу, с которым он сдружился на почве «некрутости», «крутые» одноклассники дважды «разводили на деньги»: обещали купить вейп (ведь если хочешь быть крутым, ты должен курить вейп!) и не покупали его. Маме Миши, которая пыталась вмешаться в ситуацию, «крутые» просто хамили и рассказывали, что её сын «гидроцефал».

Реакция учителей и родителей

Когда Петя и несколько таких же мальчишек пошли за помощью к классному руководителю, та не стала вмешиваться. Самое большее — проводила беседы на тему «давайте жить дружно», а в разговорах с родителями рассуждала, что «дети не любят стукачей», «надо закалять характер», «уметь находить подход к товарищам».

Родители зачинщиков все как один кричали в родительском чате, что их дети «святые», на них наговаривают, и вообще «ваши сами спровоцировали». Мама ученика, взявшего деньги на вейп, отреагировала ещё «прекраснее», заявив маме Миши следующее: «Объясните мне, как вы позволили своему сыну подбить моего покупать вейп?»

Я долго слушала классную руководительницу и родителей, что «дети сами должны разобраться». Но после того, как один из одноклассников сына на своей странице вывесил фотожабу на Петра, издеваясь над тем, что сын стал «качаться», моему терпению пришёл конец.

«Вы не докажете!»

Я встретилась и списалась с родителями учеников, которых травили в классе. Кто-то боялся вмешиваться в ситуацию, кто-то хотел просто перевести ребёнка из школы. В итоге только три мамы (включая меня) решились писать заявления и разбираться в ситуации с классом. Я собрала факты, убрала эмоции, вспомнила старый добрый канцелярит и села писать заявление.

Я собрала конкретные доказательства: переписку участников истории с вейпом и аккаунт одноклассника, где было видно, что он не только состоит в группах, торгующих вейпами, но и сам их продаёт; фотожабы на Петю и скриншоты аккаунта, где эти фотографии были размещены.

Затем я попросила классную руководительницу о встрече с директором школы и родителями учеников, которые травят одноклассников. Классная впала в истерику, стала писать в родительском чате, что не справляется с руководством и отказывается от класса. Родители «святых детей» стали там же возмущаться и требовать линчевать меня за то, что довела классную.

Встречу с директором не назначили — руководительница утверждала, что та очень занята, но вызвала психолога и соцработника. Мы с мужем и ещё две мамы пришли на встречу, будучи уверенными, что это только для проформы. Лейтмотивом встречи, на которой родители «крутых» кричали на меня, хватали мои вещи со стола и переходили на личности, стала фраза «Вы не докажете!». Тогда я отдала заявление соцработнику и сказала, что буду требовать официального расследования.

Представители школы делали круглые глаза и говорили: «Какой кошмар, что же вы раньше не сказали, что в классе такое творится?» А потом произнесли сакраментальное: «Вы не докажете!» Я посоветовала им приберечь эту фразу для прокуратуры, которая придёт по моему заявлению проверить, почему школа бездействует, когда в её стенах торгуют вейпами. Представители школы сказали, что доложат директору о ситуации.

Я позвонила на телефон директора школы, указанный на сайте, и выяснила, что она вообще не знала ни о собрании с родителями, ни о ситуации в классе. Я это предвидела, поэтому сказала, что принесу заявление. Это прекрасное произведение на двадцать с лишним страниц я отправила по электронной почте на адрес школы, на адрес председателя управляющего совета школы, а заодно отнесла его в управу своего района и в комиссию по делам несовершеннолетних, которую глава управы же и возглавляет.

Я твёрдо решила идти до конца: даже если потом мы решим уйти из школы, мы уйдём, предварительно «раздав всем сёстрам по серьгам», а не с культивированным чувством вины. Всё это мы проговорили с сыном — он не хотел уходить из школы из-за Миши.

Остановить буллинг

В итоге школа включилась и начала разбираться в ситуации. В классе провели встречу с инспектором по делам несовершеннолетних, отдельно переговорили с родителями учеников, которых я указала в коллективном (это важно) заявлении. Деньги за вейп в итоге вернули, извинения принесли. Ученика, торгующего вейпами, поставили на учёт. Про фотожабы говорили: «Мы не знали, что вы обидитесь, мы не знали, что за это идут в суд».

Никто не ожидал, что я не буду участвовать в «родительских боях» и выяснениях, чей сын должен «лучше помыться — может тогда с ним дружить будут», а пойду прекрасным бюрократическим путём писем и жалоб. Все мгновенно научились культуре — одёргивают желающих рисовать фотожабы. Буллинг в классе моего сына прекратился. Надолго ли — посмотрим.

С мальчишками мы всё обсудили. Сперва им было очень страшно. Тем более что агрессия «крутых» даже усилилась после нашей встречи с родителями. «Крутые» обсуждали как бы встретить парней после школы, показывали Мише записки «1000 рублей, или твоя собака умрёт». Но занятия мы решили не пропускать. Я звонила на каждой перемене, муж забирал Петю из школы. А ещё я пообещала нанять им телохранителя, если угрозы хоть немного станут похожи на реальность. Но чем большую активность развивала школа, тем больше класс понимал, что всё это всерьёз. И успокоился.

Буллинг не зависит от статуса школы. Всё-таки гимназия, в которой учится мой сын, на хорошем счету. У моих коллег проблемы социального расслоения даже в элитных школах: ребёнок очень богатых родителей (ходит в школу с телохранителем) третирует весь класс детей просто богатых родителей.

И ни одна травля не закончится, пока в неё не вмешаются взрослые. Пока травящие не научатся ответственности. Главный мой месседж был таков: «Я не приходила в школу все эти три года — сделайте так, чтобы я и дальше не приходила».

Буллинг со стороны учителя

Сын учится в 4 классе. Мальчик активный, про таких говорят, что в «***пе шило», неусидчивый (выкрикивает ответы с места), часто конфликтует с учениками (говорит прямо, что думает, ведется на провокации со стороны других учеников). Но при этом рубаха-парень, обидчик, который разбил ему лицо ногами в кровь, извинился и он готов его простить (был у нас такой случай). Голова светлая, учится хорошо. Перешли в эту школу в 3 классе (перемена места жительства). Проблем много, часто общаюсь с администрацией школы, говорим с ним. Он вроде бы и понимает, но не может сдержаться, когда начинают доставать, отсюда наши проблемы. Но это еще полпроблемы, вторая проблема учитель. Она молодой педагог, наш класс у нее первый. Проблем хватает, подходы к детям она не ищет, сама в себе, на уроках стоит бедлам. И так получается. Что таких проблемных у нас в классе — 7 мальчишек, кого-то на учет школы поставили (нас в том числе), кого-то уже в ПДН. Но мы главное зло после того, как произошел конфликт в прошлом году, где ребенок был пострадавший — разбирали эту ситуацию, даже администрация на нашей стороне. Но это предыстория. То, что она показывает детям, что он всегда во всем виноват, мы уже привыкли. Занижает оценки, тоже поправимо есть стимул делать еще лучше. Уже думала об индивидуальном обучении. Как педагог она средненький. Вышла замуж, вся мыслями в семье. Ей ничего уже ни надо. Родители все умоляли, чтобы довела нас до конца 4 класса, не уходила в декрет. Но начался учебный год. В пятницу она позвонила и заявила, что «написала заявление на расчет и в причине указала, что это поведение моего сына, конкретно имя и фамилию. Сказала, что администрация приглашает нас на беседу 17.09 в 14.30. Хорошо, думаю схожу, может быть решим, раз совсем не получается контакта, перейдем на индивидуальное обучение, но к другому учителю. Думаю, как за две недели сын мог ее «достать», если в дневнике ничего нет, от нее замечаний ни в вайбере. Ни в электронке, ни в устной форме нет. От других учителей есть — забыл тетрадь, принести повязку и прочее. От нее ничего. Вечером мне звонит представительница родительского комитета и говорит, что классная просила дословно: «оповестить всех родителей по вайберу, о том, что она уходит и какая причина ухода». Я была в шоке. Это получится форменная травля! Спросила сказала ли она кому-то до разговора с администрацией? Она сказала, что только двоим. Я просила ее потерпеть, потому что этот вопрос решим 17.09 к взаимовыгодному решению. Сегодня утром 16.09 в 08.30. в вайбере в родительском чате появилось следующее сообщение: «Всем доброго утра. Наша классная руководительница ** ** написала завяление об уходе. Причина — не может проводить уроки из-за ученика нашего класса ** ** (фио моего сына). Кто будет дальше вести наших детей, она не знает. Она просила поставить всех в известность». Дальше не буду писать, что творится в вайбере, начиная написанием письма администрации школы, заканчивая угрозами мне и моему сыну! И так далее. Я все понимаю, что профессия сложная. Что дети разные, что нужен подход. И на нас такая же вина, на и учитель виноват. Но вот это, как она могла? Она моего ребенка просто уничтожила. Подскажите, пожалуйста, есть ли какие-то статьи о недопустимости подобного поведения учителя? Как можно это классифицировать? Что теперь будет с моим сыном. Могут ли нас выгнать из школы? Заранее спасибо за ответы.

Каким бывает учительский буллинг: «Тихая травля»

Недавно в Сети появилась видеозапись «разговора» учительницы с шестиклассницей. Запись вели одноклассники девочки. «Ты родная дочь или приёмная?», — спросила учительница девочку Дашу перед всем классом средней школы города Холмска Сахалинской области. «У тебя есть родители? Есть. Они вообще адекватные? А ты адекватная? Вижу, что нет. Ты приемная что-ли? Я что-то невероятное спрашиваю? Это сейчас нормальное явление. Что ты рыдаешь-то? Перестань мне здесь, эта, изображать припадок!», — отчитывала рыдающую шестиклассницу преподаватель.

Причиной этого отвратительного допроса стала. дырочка на кофте у Даши. Для меня совершенно очевидно, что перед нами пример учительского буллинга. Учительница использует одно, из имеющихся в ее арсенале средств воздействия на детей. Она выбрала «козла отпущения» и показательно гнобит девочку на глазах всего класса, демонстрируя остальным, что будет с ними, если они нарушат «правила» и «нормы» поведения и не будут лояльными к учителю. (Ох, уж эта лояльность! Она почти всегда шагает рука об руку с травлей в детских и во взрослых коллективах). Если вы меня спросите, что влияет на выбор «козла отпущения» в классе, то я вам не смогу ответить на этот вопрос. Но опыт подсказывает, что никто из детей не может быть абсолютно уверен в том, что учительница не принесет в жертву именно его. Конечно, в классе существуют дети из «группы риска», отличающиеся девиантным поведением. Но жертвой такой учительницы могут стать и отличники, тихони, «ботаны».

Иногда учитель выбирает в качестве объекта травли того ребенка, который пользуется в классе авторитетом, хорошо учится, активно участвует в Олимпиадах. И травля может проявляться не только в публичных эмоциональных «порках» с окриками. О таких случаях мне очень часто рассказывают родители, чьи дети учатся с первого по одиннадцатый класс. И дети годами случают крики и оскорбления учителей, на которых никто не может или не хочет найти управу. Но есть еще такая разновидность травли, которую я бы назвала «тихой травлей». Такую травлю очень трудно доказать и ей тяжело противостоять, та как она рядится в одежды учительской заботы о нравственном и психологическом здоровье ребенка и коллектива. Эта травля не явная, но самая подлая.Приведу примеры «тихой травли».

Подростки 14 лет мне рассказали, что в седьмом классе у них был мальчик, которого все любили. А учительница, судя по всему, за это и невзлюбила. И когда он заболел, в его отсутствие, она почти на каждом уроке говорила классу о нем гадости. Вернее, это были даже не гадости, а слова, которые разъедали детские души, вытравляя из них симпатию к однокласснику. Например, когда они плохо написали контрольную, учительница не преминула его вспомнить, сказав: «Вот видите, Леши с вами нет, и вы уже ни на что сами не способны. Мне даже похвалить из вас некого». Когда, во время подготовки к конкурсу, дети решили обратиться к болеющему однокласснику за помощью, то учительница их одернула: «Он о вас и думать не думает. Вы ему не нужны, вы же по каждому поводу ему звоните. Захотел бы нам помочь, уже давно бы это сделал. Не так уж он и болен». Подростки мне признались, что, даже точно оценивая ее намерение, они стали плохо думать о своем однокласснике, а когда он вернулся, то встретили его холодно. Ребята сказали, что они не хотели идти на поводу у учительницы, но что-то в них поменялось — они уже с удовольствием смеялись ее шуткам над своим одноклассником, им доставляли радость его проколы и ошибки. Мальчик не мог понять, что произошло за время его отсутствия. А учительница за его спиной могла бросить с ухмылкой такую реплику: «Ну, это же — Алексей! Ему же все можно!»

Через некоторое время мальчик ушел из школы, а его одноклассники до сих пор досадуют на себя за то, что им пришлось отказаться от дружбы с хорошим парнем. Кстати, после его ухода дети стали открыто демонстрировать учительнице свое негативное к ней отношение. Они всегда ее недолюбливали, но за время тихой травли Алексея, подростки не вступали с ней в открытую конфронтацию. Когда же Алексей ушел, то жизнь вернулась в прежнее русло, и подростки стали еще больше, чем раньше донимать свою учительницу и портить ей настроение.

Эмоциональное насилие может принимать разные обличья. Оно может быть не таким явным, как на видео из Холмска, но, в любом случае, подрывает психику ребенка, оказавшегося вовлеченным в травлю в любой из «ролей» и, конечно, наносит непоправимый вред ребенку, которого в классе сделали «козлом отпущения». Я очень часто выслушиваю от детей и родителей эти печальные и совершенно одинаковые истории об учительском буллинге. Я узнаю, что очень часто учителя орут на детей, но этот крик, скорее, признак профессиональной деформации и преподавательской беспомощности, чем элемент последовательного и продуманного буллинга. Но, отчитывая ребенка перед всем классом, учитель должен отдавать себе отчет в том, что он подает детской группе сигнал: «Его можно гнать!».

Иногда учителю бывает выгодно направить энергию детей в русло травли одноклассника. Травля очень часто сплачивает коллектив, занимает его внимание на какое-то время. Как правило, травля происходит в классах, в которых детей ни чем не занимают — у школьников нет увлечений и дополнительных занятий, а мероприятия и уроки проходят скучно. Такие дети и сами, без подсказки учителя, готовы направить свою энергию на разрушение, на травлю. А если еще учитель сознательно становится инициатором травли, то несдобровать тому, кого они выберут в качестве жертвы. И в таком случае родителям будет сложнее всего установить истину. Никогда в жизни учитель не признает факта травли в классе, если ее сам и инициировал. Никогда другие родители не поддержат протест родителей жертвы, так как их дети становятся заложниками этой ситуации. Никто из них не захочет конфликтовать с учителем, чтобы не подставлять своего ребенка, замеченного в травле.

Совсем недавно девочка 14 лет мне рассказала о том, что, вернувшись в свой прежний класс из другой школы, в которой недолго проучилась, стала подвергаться нападкам классного руководителя, с которой у нее до перевода в другую школу были прекрасные отношения. Учительница постоянно придирается к ее одежде, цепляется к ней по всяким пустякам. Подросток учится хорошо, выглядит скромно, но учитель всегда найдет, за что ее «цапнуть». Например, она требует, чтобы девочка заплетала косички и делала хвостики. Более того, она находит способы воздействовать и на родителей девочки, убеждая их в том, что та нарушает «правила» и «нормы». Девочка переубеждает родителей, но ей очень непросто сейчас. Есть опасность того, что она может стать «изгоем» в классе. Например, когда она забыла тетрадь с домашним заданием и сказала об этом учительнице, то услышала за своей спиной ее ехидные слова, обращенные к одноклассникам: «Бедная, бедная Лиза!». Класс посмеялся шутке. На нее стали в классе косо посматривать. А здесь нужно понимать еще ситуацию: девочка уходила на несколько месяцев в престижную школу, но вынуждена была вернуться обратно, так как ее изматывала дорога. В такой ситуации она становится классическим изгоем — «предатель, который к нам вернулся». И, если дети ее приняли обратно спокойно, то учительница нашла в подростке тот «изъян», который позволяет ей создавать «козла отпущения».

Нельзя пускать эту ситуацию на самотек. Здесь, на мой взгляд, нужна абсолютная солидарность родителей со своим ребенком. И я посоветовала подростку записывать в блокнот по дням все слова и придирки учителя (желательно с описанием самой ситуации). Если учитель совсем разойдется в своем «праведном гневе», то нужно постараться записать слова учителя на диктофон. Я разузнала у подростка все обстоятельства изменившегося к ней отношения со стороны учителя, так как всегда имею в виду ситуацию, описанную в замечательной книге Г. Шмидта «Битвы по средам», главный герой которой совершенно убежден в том, что учительница его ненавидит, но все оказывается совсем не так, как ему представлялось. Так вот, я могу предположить, что девочке-подростку в нежном возрасте может показаться, что «классная» за что-то ее невзлюбила. Но, учитывая, что до ее ухода отношения с ней были хорошими, более того, она уговаривала ребенка вернуться обратно, то я могу предположить, что учитель готова воспользоваться ситуацией «свой, но чужак», чтобы доказать девочке, как она была не права, когда покинула их класс.

Учительница не замечает достоинств девочки, которая участвует в олимпиадах и на «хорошо» и «отлично» учится по всем предметам. Трудно объяснить мотивы учительницы. Но не исключаю, что среди прочих, перечисленных мной выше, есть и банальное чувство зависти к хорошенькой девушке, которая пользуется успехом у своих одноклассников. Я не знаю, как будут разворачиваться события, но эту ситуацию родители должны держать под контролем, чтобы не упустить того момента, когда их замечательного ребенка сделают «козлом отпущения» и сломают .

Учитель – это мишень

Педагогов в школе травят чаще, чем учеников

Кадр из фильма «Училка». Kinopoisk.ru

  • Около 30% школьников страдают от буллинга, причем учителя часто или не обращают на это внимания, или сами его инициируют. Однако учителей тоже травят. Проведенное НИУ Высшей школой экономики исследование показывает, что 70% учителей в той или иной степени сталкиваются с буллингом.

    Буллинг — долговременное физическое или психическое насилие над жертвой, которая не способна сама защититься. К нему приводит сложный комплекс социальных, педагогических и психологических причин, над изучением которых работают ученые во всем мире. Однако обычно они исследуют буллинг в школьном коллективе. Но буллинг, травля по отношению к педагогам гораздо реже становится предметом изучения.

    Исследование, проведенное недавно проектно-учебной лабораторией образовательной журналистики «Вышки», было посвящено именно травле учителей. По словам заведующего лабораторией Александра Милкуса, проблема оказалась малоизученной.

    Студенты лаборатории составили анкету для учителей и распространили ее через сообщества педагогов, социальные сети и администрации школ. Удалось собрать 2800 анкет. Это большая выборка, так что исследование можно считать объективным. Свои ответы прислали учителя из городских и сельских, больших и маленьких школ из 75 регионов России. 8% респондентов — мужчины, остальные женщины.

    учителей дети травят примерно так же, как и своих ровесников. Их так же дразнят, придумывают обидные клички, распространяют сплетни, обсуждают их личную жизнь — в том числе в соцсетях.

    Есть и «учительская» специфика: школьники игнорируют их требования и мешают вести уроки.

    Как показало исследование, буллингом учителей занимаются ученики средних классов — с шестого по девятый. Но когда они взрослеют, травля не кончается — ее подхватывают следующие поколения учеников: они уже поняли, что с этим учителем можно так обращаться.

    Половина учителей сталкивались с угрозами со стороны учеников. Около 43% — с кибербуллингом, то есть с травлей через соцсети, 28% пожаловались на оскорбительные комментарии интимного характера. От 2 до 5% учителей сообщили, что сталкиваются с травлей часто.

    От чего зависит, травят учителя или нет? Оказалось, что на это не влияют ни пол, ни возраст, ни семейное положение, ни уровень образования учителя. Основной фактор — это уровень доходов педагога.

    Над учителями с низкой зарплатой издеваются вдвое чаще, чем над коллегами со средними или высокими заработками.

    «Те, кто отметил в анкете в вопросе о материальном состоянии пункты «иногда не хватает на еду» или «хватает на еду, не хватает на одежду», то есть плохо выглядящие и плохо одетые подвергаются травле гораздо чаще, чем их более состоятельные коллеги, — комментирует Александр Милкус. — Не способствует улучшению ситуации и отношение родителей к бедным учителям: не то чтобы брезгливое, но поддержки от них нет. И можно, наверное, сказать, что они косвенно провоцируют травлю».

    Кроме того, исследование показало зависимость между травлей и профессиональным выгоранием учителя. Чем меньше учитель удовлетворен своей жизнью и работой, тем чаще его травят. Или, наоборот, чаще травят тех, кто не любит свою работу, кто устало и равнодушно отчитывает положенный урок. А администрация школ, даже если знает о проблеме, обычно ничего не делает, чтобы ее разрешить, — мол, это проблема непрофессионального учителя.

    Возможно, поэтому учителя, подвергающиеся буллингу, редко к кому обращаются за помощью. Исследование «Вышки» показало: только около трети педагогов обсуждает буллинг с коллегами, еще треть — с семьей, к психологам обращались 13%, а 23% — глухо молчат.

    Все это создает замкнутый круг: учитель с низкой зарплатой чувствует себя бесправным и униженным.

    Он недоволен работой и жизнью, не видит никаких перспектив, балансирует на грани нервного срыва. А когда дети проверяют границы возможного — срывается, что приводит к усилению травли. Так что учителя ненавидят и преследуют учеников, ученики ненавидят и преследуют учителей.

    Выводы исследования показывают, что работать надо в двух направлениях. Во-первых, учить педагогов справляться с проблемами, возникающими в подростковой среде: организовывать для них тренинги и беседы, помогать понимать суть буллинга и как его пресекать. Убеждать делиться проблемами с психологами. А второе — повышать социальный статус учителя и уровень его доходов. Пока учитель чувствует себя оскорбленным и униженным, он — легкая мишень.

    Мария Балакшина, 1-й курс МГУ

    Химик, выпей яду: как мы уничтожили карьеру учителя

    Бывает ли коллектив безжалостней, чем ученики? Школа — агрессивная среда. Люди, учебные предметы — ничего из этого ты не выбирал. Особенно учителей. В 9-м классе к нам пришел только что окончивший ВУЗ химик — мальчик, к которому коллеги придирались за отсутствие галстука: они путали учителя с учениками. Картавость, шепелявость, заикание — все это было не лучшими качествами и так неуверенного в себе молодого специалиста.

    Попытки взять нас авторитетом, шутки про то, что мы никто в его науке, дали обратный эффект —

    мы решили не тянуться к знаниям, а, наоборот, доказать ему, что у него этих знаний нет.

    Каверзные вопросы вроде «А вы умеете варить [Роскомнадзор]?» — были не самым страшным. Мы устраивали шоу — сотни фотографий учителя с разных ракурсов попадали после каждого урока в интернет, начинался негласный конкурс на лучший мем. Признаюсь, я и сама участвовала в этом спектакле.

    Естественно, 25 учеников были сильнее одного, хоть и взрослого, учителя. Невероятнее всего, что все это происходило не по сговору: просто класс вдруг стал единым организмом, чувствующим лишь одну цель — затравить того, кто не способен затравить нас.

    После года работы химик не прошел аттестацию. Его уволили, больше о нем никто не слышал. Однако до сих пор каждый из нас признает одно: это было не со зла. Все происходило лишь потому, что могло происходить, — препятствий не было. Возможно,

    изначально была цель «поставить его на место», но дальше все шло по инерции.

    Нас не заботили его чувства, мы думали только о том, что смешнее — то, как он заикается, или то, как начинает орать, когда весь класс разговаривает в полный голос.

    Буллинг со стороны учителя

    Сын учится в 4 классе. Мальчик активный, про таких говорят, что в «***пе шило», неусидчивый (выкрикивает ответы с места), часто конфликтует с учениками (говорит прямо, что думает, ведется на провокации со стороны других учеников). Но при этом рубаха-парень, обидчик, который разбил ему лицо ногами в кровь, извинился и он готов его простить (был у нас такой случай). Голова светлая, учится хорошо. Перешли в эту школу в 3 классе (перемена места жительства). Проблем много, часто общаюсь с администрацией школы, говорим с ним. Он вроде бы и понимает, но не может сдержаться, когда начинают доставать, отсюда наши проблемы. Но это еще полпроблемы, вторая проблема учитель. Она молодой педагог, наш класс у нее первый. Проблем хватает, подходы к детям она не ищет, сама в себе, на уроках стоит бедлам. И так получается. Что таких проблемных у нас в классе — 7 мальчишек, кого-то на учет школы поставили (нас в том числе), кого-то уже в ПДН. Но мы главное зло после того, как произошел конфликт в прошлом году, где ребенок был пострадавший — разбирали эту ситуацию, даже администрация на нашей стороне. Но это предыстория. То, что она показывает детям, что он всегда во всем виноват, мы уже привыкли. Занижает оценки, тоже поправимо есть стимул делать еще лучше. Уже думала об индивидуальном обучении. Как педагог она средненький. Вышла замуж, вся мыслями в семье. Ей ничего уже ни надо. Родители все умоляли, чтобы довела нас до конца 4 класса, не уходила в декрет. Но начался учебный год. В пятницу она позвонила и заявила, что «написала заявление на расчет и в причине указала, что это поведение моего сына, конкретно имя и фамилию. Сказала, что администрация приглашает нас на беседу 17.09 в 14.30. Хорошо, думаю схожу, может быть решим, раз совсем не получается контакта, перейдем на индивидуальное обучение, но к другому учителю. Думаю, как за две недели сын мог ее «достать», если в дневнике ничего нет, от нее замечаний ни в вайбере. Ни в электронке, ни в устной форме нет. От других учителей есть — забыл тетрадь, принести повязку и прочее. От нее ничего. Вечером мне звонит представительница родительского комитета и говорит, что классная просила дословно: «оповестить всех родителей по вайберу, о том, что она уходит и какая причина ухода». Я была в шоке. Это получится форменная травля! Спросила сказала ли она кому-то до разговора с администрацией? Она сказала, что только двоим. Я просила ее потерпеть, потому что этот вопрос решим 17.09 к взаимовыгодному решению. Сегодня утром 16.09 в 08.30. в вайбере в родительском чате появилось следующее сообщение: «Всем доброго утра. Наша классная руководительница ** ** написала завяление об уходе. Причина — не может проводить уроки из-за ученика нашего класса ** ** (фио моего сына). Кто будет дальше вести наших детей, она не знает. Она просила поставить всех в известность». Дальше не буду писать, что творится в вайбере, начиная написанием письма администрации школы, заканчивая угрозами мне и моему сыну! И так далее. Я все понимаю, что профессия сложная. Что дети разные, что нужен подход. И на нас такая же вина, на и учитель виноват. Но вот это, как она могла? Она моего ребенка просто уничтожила. Подскажите, пожалуйста, есть ли какие-то статьи о недопустимости подобного поведения учителя? Как можно это классифицировать? Что теперь будет с моим сыном. Могут ли нас выгнать из школы? Заранее спасибо за ответы.

    Буллинг со стороны учеников: как учителю защититься от насилия

    В последнее время в Украине очень много говорят о буллинге и рассказывают, как защитить от него детей. EtCetera решил рассмотреть другую сторону медали и выяснил, как быть педагогам, которые также часто становятся жертвами травли.

    ФАКТ. Сотрудники Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» провели опрос 2800 педагогов из 75 регионов России и обнаружили, что 90% учителей знают, что такое преследование со стороны учеников или их родителей.

    В Украине такие исследования пока не проводились. По словам Богдана Петренко, заместителя директора Украинского института исследования экстремизма, опрос, который был проведен в Испании, показал, что 73% педагогов пострадали от словесного издевательства, а 15% – от насильственных нападений со стороны учеников. В Японии дошло до того, что премьер-министр страны посоветовал учителям записаться на курсы самообороны.

    ПРОЯВЛЕНИЯ БУЛЛИНГА ОТНОСИТЕЛЬНО К УЧИТЕЛЯМ:

    — обсуждение частной жизни учителя;

    — систематическое нарушение дисциплины;

    — отказ выполнять требования педагога;

    — негативные посты в соцсетях;

    — отправка писем с оскорблениями и угрозами (чаще всего – анонимных).

    ПРИЧИНЫ БУЛЛИНГА УЧИТЕЛЕЙ
    По мнению Богдана Петренко, виновником буллинга могут быть как ученики, так и сами учителя.

    В ЧЕМ ВИНА УЧАЩИХСЯ?
    Чаще всего инициатором буллинга учителя становятся дети, которые оскорбляют и своих сверстников. Это можно сравнить с выходом на новый уровень «мастерства» – когда лидер стремится продемонстрировать, что не боится даже взрослых.

    Читайте на EtCetera

    В ЧЕМ ВИНА УЧИТЕЛЯ?
    Травят прежде всего тех, кто не может за себя постоять. Это педагоги, которые проявляют крайнее терпение, позволяют над собой измываться, не могут поставить задиру на место.

    Одной из наиболее распространенных причин является неумение педагога наладить с учениками хорошие взаимоотношения, обратную связь, неуважение к ним.

    Важным фактором является профессиональное выгорание: если учителю самому уже «ничего не хочется», он пессимист и вечно недоволен – дети это чувствуют и подсознательно «наказывают» учителя за то, что и им самим становится скучно. А с другой стороны – подталкивают его к увольнению, чтобы на его место пришел другой.

    Среди других причин:

    — нетактичное поведение учителя;

    — учитель, стремясь стать ученикам другом, позволил им панибратство (то есть, позволил вылезти себе на голову);

    — не следит за своим внешним видом;

    — закрывает глаза на проблему и позволяет деструктивным настроениям нарастать.

    Подводя итог: главная причина буллинга педагогов – это потеря их авторитета среди учеников.

    Юлия СТАРОСТИНА, кандидат психологических наук:

    В современных школах многие учителя старой советской закалки. А в то время было априорное уважение к учителю. Преподаватели до сих пор ждут такого отношения от учеников, но его, к сожалению, уже не существует. Профессия педагога обесценилась, но люди этого не чувствуют, и, как и раньше, требуют железной дисциплины и уважения. Дети не готовы к этому, поэтому возникает много конфликтов.

    ЧТО ДЕЛАТЬ?
    Во-первых, следует признаться самому себе, что эта проблема существует и осознать, что педагог стал жертвой насилия. Вариант «переждать» отбросить сразу. Наоборот – о проблеме должны знать администрация образовательного учреждения и родители учеников, которые оскорбляют учителя. Нужно разобраться в причинах, а потом убирать последствия.

    Во-вторых, педагогу стоит задуматься: возможно, он делает что-то не так? Почему ученики выбрали именно его? Неинтересны уроки? Слишком строгое поведение? Или наоборот – позволил перейти границы дозволенного? Очень важно быть интересным для своих учеников, проявлять доброжелательность и одновременно не превращаться в тирана. Не демонстрировать свое превосходство, и в то же время не показывать беспокойство и страх.

    В-третьих, научиться уважать себя. И не декларативно, а «на деле». Знать свои права, показать, что педагог готов их отстаивать. Не бояться при этом «поднять на уши» руководство заведения, а не молча соглашаться «не выносить сор». Если же педагога в этом не поддержат – то стоит ли оставаться на таком месте работы?

    В-четвертых, составьте правила поведения. Это своеобразная сделка с учениками. Важно прописать в ней не только обязанности учеников, но и собственные, как и очертить поступки-табу. Конечно, это не юридический документ, однако определение правила игры дисциплинирует и позволяет сдержать проявления негативного поведения.

    Буллинг со стороны учителя

    Буллинг — это травля. Она разворачивается как в реальности, так и в интернете. Жертвой травли как правило становится ученик, не похожий на других в классе и не разделяющий общих ценностей. Или ученик со слабой нервной системой, тот на кого легко надавать, над кем легко посмеяться.

    Чем травля отличается от непопулярности?

    Травля — это прицельные, целенаправленные действия всего коллектива против одного человека. Это действия, которые нарочито унижают, оскорбляют или причиняют любой другой вред жертве, в том числе физический. Коллектив понимает, что делает и делает это сознательно. В этом и отличие от непопулярности. Непопулярный ученик может вполне комфортно себя чувствовать, если он не нуждается в признании сверстников, а вот жертва травли всегда явно и сильно страдает.

    Как учитель может заметить травлю?

    Наблюдать. Даже если учитель проводит один-два урока в неделю, он может многое узнать об отношениях в классе. Часто учитель видит что-то «неладное», но проходит мимо. Если учитель видит, как одноклассники прячут чей-то портфель, наклеивают на спину кому-то бумажку, постоянно смотрят какое-то видео в телефонах, — он должен насторожиться. Не нужно подозревать всех и вся и не нужно искать ябед. Достаточно наблюдать, поделиться мнением с классным руководителем и школьным психологом.

    Понять, какие социальные роли у кого в классе. Если кажется, что над классом сгущаются тучи, но еще не ясно над кем именно, поймите, кто в коллективе лидер, кто — аутсайдер. Это пригодится даже если травли не начнется. Вы сможете понять, кому понадобится помощь в социализации. Или чьи границы лучше не нарушать. Будет здорово, если вы разберетесь, кто в классе интроверт, а кто экстраверт. Как правило, больше страдают интроверты — они чувствительнее к нарушению границ и их проще ранить.

    Особенно наблюдать за «белыми воронами». Да это плохой термин, но он помогает выявить нонконформистов и помочь им в сохранении границы. Не нужно подталкивать таких ребят к социализации — далеко не каждому важно внимание других. Важно понять, чем может быть интересен ребенок — своим увлечением, своим темпераментом, добротой. И помочь ему защититься от угроз других. Сделать это легко — понять интерес и побеседовать о нем.

    Чтобы в классе начался буллинг, нужно несколько условий:

    1. Потенциальная «жертва» и один сильный лидер.
    2. Пример какого-либо значимого взрослого. Например, кто-то из учителей сам высмеивает при классе чью-то особенность или ведет себя агрессивно.
    3. Молчание со стороны учителя. Если дети чувствуют свою безнаказанность, они будут продолжать.

    Что делать, если буллинг в активной фазе?

    Точно вмешиваться. Если травля перешла в активную фазу — вы точно это заметите. Оскорбления, драки, неуместные шутки — если заметили, то останавливайте и действуйте по обстоятельствам. Если ученик нарушил устав школы, ведите его к директору. Если еще нет, проводите беседу со всеми участниками конфликта. Бездействовать в травле — должностное преступление.

    Уходить от деления на жертву и виновных. Если нет четкого правонарушения — обидные шутки могут и не нарушать устав, — то постарайтесь не осуждать только зачинщика. Скорее всего он действует так, потому что его поддерживает весь класс. Постарайтесь понять, каковы отношения в классе и как они привели к травле. Но при этом, не молчите. Покажите, что так нельзя, вы этого не спустите.

    Обращаться к психологу. Если хотя бы на толику чувствуете неуверенность в своих силах, зовите педагога-психолога. Он сможет поддержать жертву травли и поможет организовать беседу с участниками. Также он поймет, нужно ли подключать родителей и всех одноклассников.

    Устраивать модерацию конфликтов. Дети, даже подростки, в силу возраста и малого жизненного опыта еще не умеют самостоятельно выходить из конфликтов. Их главным помощником становится педагог.

    Медиация — способность разрешать конфликты без жертв. И этому можно и нужно учиться

    Например, если Вася говорит Пете «Ты трус, поэтому и получил», задавайте Васе наводящие вопросы. Пусть он объяснит, почему считает Петю трусом, почему это важно для Васи. Тогда Вася в итоге скажет Пете: «Петя, я думал, что ты поддержишь меня и мы вместе прыгнем с парашютом. Ты же хотел. Жаль, что у тебя не получилось». А Петя сможет рассказать, что его остановило и испугало.

    Разговаривать с родителями. Родители представляют интересы несовершеннолетних детей, значит, должны быть в курсе. Старайтесь доносить информацию аккуратно, но настойчиво. Если родители пройдут мимо, это нанесет ущерб их ребенку. Если же со всей горячностью бросятся мстить обидчику, также ни к чему хорошему не приведет.

    Что делать, если буллинг прошел, но «жертве» плохо?

    Обращаться к психологу. Если вы заметили, что ученик чувствует себя подавленно, поговорите с ним. Если он расскажет, что подвергался травле несколько дней-недель-месяцев назад, то подключайте психолога. В первую очередь, нужно не искать виновных, а работать с пострадавшим.

    Запускать службу примирения. Если ребенку нужно, чтобы перед ним извинились, придется собирать участников конфликта и проводить модерацию. Психолог может провести ее сам, а может обратиться к школьной или городской службе примирения. Их силы понадобятся, если конфликт очень глубок и никто не хочет брать на себя ответственности. Служба примирения собирает детей, родителей, подключает ученический совет и пытается помирить участников конфликта, чтобы наладить их отношения.

    Выстраивать доверие. После работы с психологом все только начинается. Классу придется по-новому взглянуть на свои отношения. Возможно, что теперь ученики будут меньше общаться с зачинщиком травли. Это тоже неправильно, нельзя допустить, чтобы теперь травили его. Восстанавливать отношения можно по-разному: пойти в поход, проходить тренинги на доверие, больше разговаривать.

    Как самому не поддерживать буллинг?

    Быть искренним с детьми. Учитель почти всегда становится примером для учеников. Рассказывайте о своих чувствах, не кричите на детей, если недовольны, то просто расскажите чем и почему. Будьте аккуратны в общении и возможно дети будут использовать вашу модель.

    Не заводить любимчиков. Старайтесь одинаково относиться ко всем. У каждого ученика есть свой интерес и учитель должен услышать каждого. Нельзя поощрять Колю, который собирает марки, и унижать Машу, рисующую комиксы. Даже если ребенок получает «двойки» и «тройки», он заслуживает любви и внимания.

    Не навешивать ярлыки. Постарайтесь не использовать оценочные слова «плохой», «хороший», «дурак», «растяпа» и другие. Если высказываете мнение, оценивайте поступок. Если Коля не сделал домашнее задание, то нужно объяснить Коле и классу, почему это плохо, а не оскорблять самого Колю.

    Ссылка на основную публикацию